Приветствую Вас Призрак | RSS
Главная » 2014 » месяц Восхода Солнца » 10 » Вайтранский маньяк. Глава Вторая: приключения в городе
20:09
Вайтранский маньяк. Глава Вторая: приключения в городе
Автор: Консервная Банка (Банка) с рыбой
Беты (редакторы): Безликий
Фэндом: The Elder Scrolls V: Skyrim
Пэйринг или персонажи: Орк-бард, Суровые скайримцы, Темное Братство
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор, Фэнтези, AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания
Описание: про сложные взаимоотношения душечки барда-орка и суровых скайримцев, и про то, как он нашел оплот, убежище и теплоту в ТБ. Но не спасся от насмешек.
Посвящение: Хассири и всему населению сайта http://darkbrotherhood.my1.ru И моей музе - Безликой!
Публикация на других ресурсах: где хотите, но скиньте мне ссылку.
Примечания автора: на этот бред меня подбила моя знакомая Хассири.)) Это мой первый опыт в написании прозы. Так что не заворачивайтесь в поисках смысла в этой работе. Я просто вылила свое наболевшее и если что, во всем этом бреде виноват господин Шеогорат.

Тихо кружась, пушистый снежок опускался на плиточную кладку улиц Вайтрана. Мороз с увлечением рисовал замысловатый узоры на стеклах, весело хватал за нос или другие части тела прохожих, легкая метелица завывала в проулках. Погода на улице была прекрасная, если не считать гололед, который порядком бесил прохожих, а особенно стражу. Многие блюстители порядка уже чуть не порасшибали головы на бесплатном "катке", хотя без легких травм все же не обошлось. По меркам Скайриме, в этом году зима выдалась на удивление теплой.

Сегодня с утра на улицах было относительно безлюдно: многие нежились в теплых постелях, хотя кто-то уже с раннего утра был на ногах, но еще не выходил из дома, другие же просто собирались на работу. Несчастные блюстители порядка круглые сутки дежурили на морозе. Но главной причиной опустения улиц так и оставался "лютнист". Стража города нарекла его Вайтранским маньяком.
Изверг начал наглеть до такой степени, что жертвой можно было стать и среди бела дня. Но выявилось одно интересное изменение в этих нападениях.
Мало того, что голос "артиста" изменился, так нападения иногда происходили в разных местах одновременно, и стража все не могла разгадать эти загадки.
Хотя в дома маньяк еще не проникал, но настороженные горожане не только усилили замки, но, воспользовавшись услугами магов Винтерхолда, поставили на двери магические ловушки и задвижки.

Но был один, даже несколько плюсов от маньяка. Во-первых, Драконы и на пушечный выстрел не приближались к городу и облетали его за три километра, ибо отлично понимали, что такой противник им не по зубам. Их, древних, могучих, непобедимых детей Акатоша осталось совсем немного. Многочисленные суициды сильно сократили число крылатой братии, да и настойчивый Довакин не дремал и гонял бедолаг. Во-вторых, Темное братство перестало убивать народ в городе. Когда при заключении нового контракта, заслышав название города "Вайтран", Спикер начинал выражаться нецензурными словами, подскакивал со своего места и быстро выбегал из таверны, и, накладывая хамелеон, исчезал в ночи. В-третьих, Гильдия воров так же прекратила свою деятельность в Вайтране, ибо у них, как и у Темного Братства, была черная полоса, а усугублять и так плачевную ситуацию никто не хотел. Ходили слухи, что Гильдия убийц была не прочь завербовать таинственного маньяка. А что? Просто и действенно, и никто не смог бы даже попытаться взять ассасина, не то что приблизиться к нему. Всем было бы просто страшно.

Ярл Вайтрана - Балгруф - был очень сильно озабочен данной проблемой, но он ничего не мог предпринять. Стража также беспомощно разводила руками, единственное, что она все же смогла сделать - это оцепить дворец по прямому указанию ярла. Теперь никто не мог войти и выйти из него.

Также на улицах Вайтрана был замечен хмурый Довакин в своем знаменитом рогатом шлеме. Драконорожденный оказался нордом. На вопросы из какой он провинции не отвечал, а начинал еще больше хмурить свои густые брови и бурчать нечто нечленораздельное себе под нос. У Довакина под шлемом оказались длинные густые волосы рыжего оттенка, лицо его украшала длинная рыжеватая борода, которой норд очень гордился. Мутно-голубые глаза Довакина обычно дружелюбно щурились, но, когда норд впадал в ярость, то они вмиг наливались кровью. Так же у данного субъекта был крупный нос, формой напоминающий картофелину. Говорил Довакин грубым резким голосом, походившим на рев озлобленного саблезуба, а откликался на имя Гурд Жадинский. Если верить словам Гурда, то цель его визита в Вайтран - найти местного "лютниста" и завербовать в союзники.

- И тогда уж точно подлые ящерки вымрут навеки! ИК!!! - говорил пьяным голосом Жадинский, сжимая в огромных лапищах кружку добротного эля. Владелец таверны и посетители молча кивали ему, как будто соглашаясь с нордом, но в реальности они все скептически отнеслись к этой затее. Да разве переспоришь нетрезвого героя? Да и рисковать своим здоровьем никто не хотел: кулаки у Гурда пудовые, не внушал спокойствия также и огромный двуручный меч, висевший за широкой спиной героя.

В это же время на самом конце Вайтрана в небольшом деревянном доме только поднялся со своей теплой постели Угроб'Ил Певучан. Это утро у орка не отличалось от сотен других: он как всегда вылез из кровати, и, шаркая ножищами, потопал готовить завтрак.

Сколько он уже времени проживает в городе, орк не знал, но знал точно, что долго. По своей деревушке Угроб не скучал и не проявлял никакого желания туда вернуться. Да и после одного неприятного происшествия жители вряд ли рады будут видеть его вновь. Просто в одной обычной деревенской драке Певучан не рассчитал свои силы и так вдарил по голове противника, что тот по колено ушел в сырую землю, а после орк оскорбил местного представителя Богов... Ну, с каждым также может произойти, если перебрать лишнего. Поэтому Угроб не испытывал угрызений совести, объясняя все действием алкоголя. Все что он запомнил - это разъяренную толпу с вилами, которая его гоняла далеко за пределами "Щаскаквдама". Но орк не унывал, ведь путешествия его давняя мечта еще с далекого детства, и Угроб поставил себе цель добраться сначала до Скайрима, а уж потом уже до Вайтрана. Но дорога по закону подлости оказалась "очень веселой". Постоянные стычки с бандитами и попадания в разные истории не давали путнику заскучать.

В городе Угроб'Ил тоже не скучал, хотя старался сильно не выделяться. Все дело было в еще одной мечте орка - желании стать знаменитым на весь Тамриэль бардом, но никто не воспринимал эту мечту всерьез. Где ж это видано, чтобы орк стал музыкантом? Вот никто и не верил, но Угроб был упорным и упрямым, как стадо баранов. Он умудрился сделать себе из весла никому ненужной лодки лютню. А после, сочинив на скорую руку пару-тройку песен, отправился покорять Вайтран. К сожалению, никто не оценил природный талант будущей великой звезды, поэтому орк вылетал из всех заведений с отпечатками ног на заднице. Но Угроб не из тех, кто так просто сдается. Он решил на время забросить давнюю мечту и вернуться к кузнечному делу. Но и на сей раз не обошлось без приключений: дело Угроба попытался прикрыть завистливый купец Хлебабатон. Орк очень расстроился по этому поводу, но ничего не мог поделать с имперцем. Деньги, все решают в мире деньги. И вот, когда Угроб сидел в расстроенных чувствах на кровати, то из кладовки снова вывалился весь хлам. Дверь уже просто не могла сдерживать груду мусора, что пылилась в кладовке. Но вдруг к ногам орка упала, сделанная его собственными руками, лютня. И тут в голове у неудавшегося барда вмиг созрел план мести...

- Ну, значит, я - дурак, ничего не смыслящий в музыке? У меня руки растут из не предназначенного природой места? Ну-ну! Это мы еще посмотрим... - мстительно пробормотал Певучан, вертя в руках лютню.

План нападения Угроб продумывал долго, с удивительной и особой тщательностью, странной даже для других рас, не говоря уже об орках. Он же не хотел, чтобы хоть самая маленькая оплошность испортила весь кайф. Еще нужно было время для подготовки "репертуара". Повторяться со своими старыми песнями не хотелось, да и так быстро могли вычислить. Необходимо было оставить как можно "лучшее" впечатление о себе у будущего "слушателя". Поэма была написана в считанные дни, ведь над смыслом и ритмом орк вообще не задумывался: чем безумнее - тем лучше. Так же тщательно Угроб начал следить и за своей жертвой: где она живет, до которого часа работает, каким путем с работы возвращается домой. Свезло, что имперец работал до поздней ночи, и уже в полнейшей темноте он топал домой по глухим переулкам.

И вот уже в одну осеннюю ночь Угроб был полностью готов к нападению. Надел капюшон, нахлобучив его до самых глаз, и закрыл половину лица самодельной деревянной маской с клыками, которую вырезал несколько дней с особой тщательностью. Сам он одет был в черный плащ, полностью скрывавший орочье тело. Черные сапоги, штаны и рубаха были размалеваны белой краской. На одежде был нарисован скелет - все это, по мнению Угроба, должно было до икоты напугать Хлебабатона. Так же орк прихватил с собой веревку и кляп, не забыл и самое главное - лютню.

В это время Хлебабатон закончил в своем магазинчике все свои грязные делишки. Он был крайне доволен: сегодня удалось до нитки обобрать несколько покупателей и пополнить свой кошелек. Поэтому имперец с довольной улыбкой на лице закрывал свой магазин и, положив ключ в широкий карман, потопал домой, насвистывая песенку себе под нос. Свернув в глухой проулок, Хлебабатон услышал тихие шаги за спиной, но постарался не придавать этому значения. Но, вдруг, неожиданно почувствовал удар по голове, и все вмиг поплыло у него перед глазами. Очнувшись, имперец тут же ощутил ужасную боль в области затылка, а затем неожиданно осознал, что был связан. Да и говорить не мог, не то, что кричать, поскольку кляп затыкал рот. Хлебабатон начал дико озираться по сторонам, насколько позволяло его нынешнее положение. Он заметил перед собой незнакомца в темной одежде. Присмотревшись, имперец мысленно ахнул. Его ввел в ступор рисунок на одежде нападавшего - скелет. И Хлебабатон ужасно испугался, думая, что за ним пришла сама смерть. И он был почти прав. Угроб, а это был именно он, даже не собирался убивать обидчика, но наказать вздумал. Певучан с нескрываемым удовольствием наблюдал за страхом на лице жертвы. А после, хриплым и приглушенным голосом (последствие ношения маски) произнес:

- Ну, узнаешь меня, а?

Хлебабатон желал ответить, но не мог. Он хотел сказать, что в первый раз видит его, хотел сказать, что готов отдать все свои сбережения, лишь бы его отпустили. Но имперец лишь отрицательно закачал головой и яростно замычал, показывая, что не узнает. Торговец сначала подумал, что это один из обманутых им сегодня покупателей решил с ним поквитаться, но сразу выбросил эту мысль из головы, ибо нападавший ничего не говорил о деньгах. Имперцу казалось, что незнакомец не обратил на это никакого внимания или попросту не услышал, так как он заговорил вновь:

- Мне все равно, что узнал ты меня, что не узнал…. но сюрприз я все равно приготовил и заставлю тебя слушать!

С этими словами он достал лютню и усмехнулся, заметив недоуменный взгляд имперца. За тем Угроб, прокашлявшись, запел:

- Жил-был на свете героюшка один,
Жил в Скайриме среди белых льдин.
Любил он плавать в реке ледяной,
Не страшен ему был ветер и зной.

Любил гулять в одних лишь трусах,
И ковыряться в своих он зубах.
Бывало, нагнется шнурки завязать -
Штаны на жопе начинали трещать!

О, а какой он воспитанный был -
За столом испортить воздух любил.
Бывало, начнет во всю пасть зевать -
Гнилые клыки начинали торчать!

Уже после первого "четверостишия" у Хлебабатона начал дергаться правый глаз и покалывать голова, ведь нападавший пел грубо, не попадая ни в одну ноту. В общем, жестоко фальшивил и хрипел, да и "баллада" была не сахар. Лишенная всякого смысла песня, также грубая, а ритм в ней вообще отплясывал бешеную чечетку. Но Угроб не обращал внимание ни на что, полностью отдавшись творчеству. И вот зазвучали последние слова:

- ... Короче, героем лучшим он был,
И на всех быстро очень забил!

Прекратив петь, Угроб замолчал, собираясь с мыслями. После он посмотрел на плоды своих трудов и довольно усмехнулся. Хлебабатон не выдержал "Концерт". Он сидел с выпученными глазами, которые навсегда остались косыми. Имперец что-то нервно мычал и пыхтел, а после того, как Певучан развязал и вынул изо рта кляп, то Батон повалился на траву и начал нервно дергаться и глупо хихикать. Певучан собрал все свои вещи, прибрался на месте преступления, а после скрылся в ночи. Он был полностью доволен.

После обнаружения Хлебабатона стража только для вида провела расследование, ибо жадный купец не нравился никому. Да и подозреваемых было немало - вагон и маленькая тележка, в общем сложности больше чем полгорода и не только города. Многие ненавидели имперца. Но в эти списки орк не попал. Угроб отличался, на удивление, спокойствием и покладистостью, что делало его непохожим на других орков. Певучан старался избегать конфликтных ситуаций, отшучивался и глупо улыбался, поэтому никто не мог предположить, что это он напал на купца. В общем, дело быстро замяли и старались не вспоминать, а Угроб лишь посмеивался про себя. Он решил, что на людях будет вести себя как раньше, но обиды не собирался прощать никому и мстить.

Из всех своих остальных обидчиков, а по совместительству и жертв, Угроб хорошо запомнил только знаменитую красавицу Вайтрана - нордку по имени Клёвапатра. К женщинам орк был холоден и старался обходить их десятой дорогой. Свежо в его голове было наставление отца - алкоголика. Д'Урак частенько прикладывался к бутылке, а после чего становился очень разговорчивым. И вот, что он поведал сыну:

- Эх, сына... ИК! Никогда не связывайся... ИК!... с женщиной... ИК! Высосет ведь всю кровь похлеще обычного вомпера и... - но он не договорил и тут же плюхнулся мордой на стол и громко захрапел.

Угроб вообще не понимал противоположный пол и не знал как себя вести с женщинами. Поэтому обходил Клёвапатру стороной за три километра. Но нордке это было не по нраву: она привыкла, что при ее появлении все мужчины бросали свои дела и истекали слюной, глядя на нее. Естественно, ее бесило упорное игнорирование со стороны орка, поэтому она начала проявлять попытки для привлечения к своей персоне Угроба, но ничего из этого не получалось. Она так достала несчастного орка, что тот решился устроить ей "ночное свидание". Но перед этим он сдуру осведомил стражу о своей беде, жалуясь, что понятия не имеет, как совладать с ней. Поэтому при подготовке к нападению, дабы на него не пало подозрение, Угроб покинул город, мотивируя свой отъезд отдыхом от приставаний Клёвапатры. Но Угроб знал тайные проходы в город... Вскоре приставучая нордка больше не беспокоила Певучана.

Но переполох, в связи с нападением на всеобщую любимицу, обрел просто грандиозный размах. В ряды митингующего мужского населения даже влились члены стражи личной охраны дворца и ярла. И дабы избежать погрома дворца, ярлу пришлось отдать приказ о начале официального расследования, но следствие быстро зашло в тупик. Так же врагов у Клёвы было море - это в основном женщины, но голос, принадлежавший нападавшему, был явно мужским. Больше определить по его звучанию было просто невозможно, ибо голос был приглушенным... Единственным подозреваемым в Вайтране и его окрестностях был только Угроб'Ил Певучан. Клёвапатра могла настолько достать его, что несчастный орк решил таким способом разобраться с приставучей нордкой. Но было одно "но": Угроб за несколько дней уехал из города. И во время нападения на нордку и после, и перед нападением орк не был замечен в Вайтране. Официально Певучан заявил, что поедет в один заброшенный форт "развеяться", но никто так и не решился это проверить, и орка очень быстро отпустили.

Попивая горячий чай, Угроб'Ил продолжал предаваться воспоминаниям, а после, оставив на столе недопитый напиток, пошел искать разбросанную по всему дому одежду. Сегодня у него было немного дел: надо было сначала заскочить в таверну и узнать последние слухи, а после закончить заказ на новое вооружения для Довакина.

Вообще Певучану Гурд сразу не понравился. Они даже подрались при первой встрече в таверне. Норд тогда вел себя очень нагло и оскорбил Угроба ни за что, назвав того самым тупым орком на свете. В результате потасовки Жадинский лишился пары лишних зубов, а под глазом Певучана долго еще красовался огромный лиловый синяк. Но "наказывать" Драконорожденного обычным способом орк не решился, ибо хорошо понимал, что мир пока нуждается в здоровом и относительно вменяемом Довакине. Но все же Певучан решил написать непристойную балладу о Жадинском и пустить ее "гулять" по городу. В общем, сделав все, что хотел, Угроб решил прогуляться по вечернему городу.
Просмотров: 326 | Добавил: Консервная_Банка_с_Рыбой
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Апрельский Драбблотон [6]Июльский драбблотон [3]
Радио TES [8]
Меню сайта
Мир
Случайная картинка
Последние темы на форуме
  • Реальные наёмные убийцы (16)
  • Глобальная флудилко, часть 2 (5991)
  • Пробуждение Тёмного Братства VI (432)
  • Мини-чат
    Наш опрос
    Кто в Тёмном Братстве TES V: Skyrim вам понравился больше?
    Всего ответов: 734
    Друзья сайта
    Tales of Tamriel TES IV Oblivion Modding Всё для Elder Scrolls V: Skyrim, Дополнения, статьи, и многое другое!
    Статистика

    Посетителей всего: 1
    Призраков: 1
    Местных жителей: 0