Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Новые сообщения · Братья и сёстры · Догматы форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
The Dark Forum » Ролевые игры » Романтики с большой дороги » ИГРА
ИГРА
Sangwin_KastavДата: Лоредас, 21 месяц Заката Солнца 2015, 13:38 | Сообщение # 16
из Киски
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 1202
Статус: На задании
 
LemegetonДата: Лоредас, 21 месяц Заката Солнца 2015, 15:43 | Сообщение # 17
Киллер
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 543
Статус: На задании

Не на долго удалось стражникам угомонить пленника, уже через десять минут он очнулся.
- Бррр, рааа! – начал выкрикивать Тормунд, качаясь по земле. Очевидно, он не совсем понимал происходящего. Охрана, смотря на все это через прутья решетки, не могла решить смеяться ли им или принять меры по успокоению. Когда пленник перевернулся на спину и дал увидеть свое лицо, стража решила и близко не подходить к решетке. Маленькие, налитые кровью глаза сверкали неистовством, словно из них сейчас повалит огонь, Тормунд увидел их.

- Эй, кретины, а ну быстро развязали, - в ответ молчанка, - я к вам обращаюсь атморские отродья, быстро освободите меня или я окроплю землю вашей кровью! – Молчание стражников вывело пленника из себя, поднявшись на ноги, он прислонился к стене и начал тереться об нее. С ужасным скрежетом доспехов и конвульсиями Тормунд начал злобно хихикать. Через несколько секунд путы были разрушены противостоянием острых доспехов и камня. Злобный хохот усилился, когда пленник развязал узлы на ногах. Стража, шокированная таким поворотом событий, растерялась. Им следовало бы опять оглушить нарушителя, но входить в клетку с медведем не очень-то хотелось. Никто не решался подойти ближе.
- Уваааа! – Внезапно взревел Тормунд, пригнул голову, разбежался и взял на таран двери клетки. Прочное крепление не поддалось, но все стража здорово переполошилась, сейчас там было четыре солдата. Все как один бросились усмирять пленника после второго удара, который был намного более результативным.
- Пригнутся пониже да разбежаться побольше! – В рифму вопил берсерк, - Еще разок и сломаю вам замок.
- Остановите этого безумца! – кричал тюремщик.
-Уваааааа! – Еще громче закричал Тормунд и влетел головой прямо между прутьев. Минутка непонимания и пленник завопил опять, когда по его шлему посыпались удары. Упрямый коротышка уперся в решетку руками и ногами, пытаясь вырваться. Удар молота помог ему в этом. Отлетев на другой конец камеры, берсерк тут же вскочил и опять начал таран дверей.
- Сейчас я его усыплю! – крикнул товарищам страж, размахиваясь молотом для нового удара. В его глазах была уверенность, ему явно нравилось тяжелое оружие.
Но в последний момент Тормунд внезапно высоко подпрыгнул и с вытянутыми руками влетел в решетку. Отвлекшись, стражник попал молотом в прутья, а потом сам лицом угодил в них, со страхом осознавая, что пленник держит его за шиворот.
- Хе-хе-хе, - злобно посмеялся берсерк, - вот теперь ты в моих руках.
- Нет, остановите его, - опять крикнул тюремщик, который как раз и оказался тем стражем с молотом. Как только он договорил Тормунд начал бить того об двери своей камеры.

А потом в тюремном подземелье началась такая мясорубка, которой там еще никогда не бывало. Сначала психованный норд колотил об решетку тюремщика, потом после нескольких попыток оттянуть того от чудовища в клетке был окончательно сломан замок. Берсерк улюлюкая, выскочил из заточения, запрыгнул на первого ближайшего стража и сломал ему нос железным шлемом. Потом еще несколько стражей были взяты на таран, когда Тормунд решил уйти. Тревога поднялась быстро, шум, издаваемый кошмарными доспехами и воплями беглеца разлетелся по всех помещениях. Влетев в главный зал, в котором все еще находились охранники юстициара, несколько стражников, ярл и его телохранитель, Тормунд выскочил на стол и торжественно прокричал:
- Я ухожу, а вы корпрусные грязекрабы!
Мгновение все с отвисшей челюстью смотрели в след убегающему обидчику. Потом посыпался град приказов страже. Нельзя было дать уйти пленнику после столь дерзкого преступления, побега и под конец еще и оскорбившего самого Ярла. Это серьезно бы подорвало авторитет власти в Вайтране.
Но Тормунда это не особо интересовало, впечатав еще одного стражника в стену, он вырвался из Драконьего Предела и, пролетев мимо караула, пулей помчался в город, сопровождаемый неистовым хохотом и летящими в него стрелами.


Дай угадаю, Хассири украла твой сладкий рулет ?
Слушай Маму и Хардкор !


Сообщение отредактировал Lemegeton - Лоредас, 21 месяц Заката Солнца 2015, 15:45
 
Sangwin_KastavДата: Морндас, 23 месяц Заката Солнца 2015, 00:06 | Сообщение # 18
из Киски
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 1202
Статус: На задании
Рейнил похоронил свой взгляд в застарелые пятна эля, пачкавшие столешницу, вероятно, уже не одно десятилетие. Посмотрев на колоду в руках девушки, данмер печально произнес:
- Прошу простить, но я не могу позволить себе заплатить столько за знания, которые скрывают в себе эти... Вечно улыбающиеся валеты с дамами и королями.
Рейнил грусто улыбнулся, снова встретившись глазами с бретонкой, и произнес без тени иронии:
- Хотел бы я иметь подобный дар общения с материей. Может, я и преуспел в этом, но до Вас мне явно далеко. Приятного вечера.
Улыбнувшись в третий раз - теперь доброжелательно, на прощание, эльф поднялся и, закинув котомку на плечо и подхватив легким движением посох, двинулся к лестнице на второй этаж.
«Она явно не горела желанием поговорить... Быть может, что виною тому был тот редгард, что сел за ее стол до меня? Мало ли, что было у него на уме».
С этими мыслями Рейнил отпер латунным ключом тяжелые двустворчатые двери своей комнаты. Помещение было просторным и светлым, имелась широкая двуспальная кровать, комод и прикроватная тумба, пара навесных полок... Даже небольшой балкончик, выходящий в залу. Рейнил еще не был здесь - комнату он купил у хозяйки только сегодня. За десять золотых. Данмер довольно прикрыл веки, сев на край зеленого полога и опустив голову в ладони. Очень милые цены у здешней хозяйки - такие хоромы почти задаром. Нет, десять септимов есть деньги тоже, но если сравнить с другими постоялыми дворами Скайрима... За ту же цену мер обыкновенно снимал небольшую комнатушку с минимумом удобств, а здесь все иначе. Рейнилу нравился Вайтран. Не только ценами на постой, конечно. Ему очень понравился Златолист, в кронах которого так весело щебечут птицы. От проходившего мимо стражника-норда данмер узнал, что совсем недавно это дерево умирало. Ствол его почернел, ветви иссохли, а листья опали. Спас Златолист от неминуемой гибели неизвестный странник, наставляемый жрицами Кинарет из стоявшего в городе храма. Стражник не знал, что в точности они сотворили, но это точно можно было назвать чудом - дерево ожило всего лишь за каких-то несколько дней. В тени его размашистых ветвей Рейнил просидел сегодня почти час. Просто сидел, размышляя о бескрайности мира. Еще столько мест в Тамриэле, где он не бывал. И знаний непочатый край.
«Да,- размышлял Рейнил.- Что правда, то правда. Но и в Скайриме множество удивительных чудес».
Например, Сонное Дерево. Данмер снял жилет и рубаху, разул ноги, оставшись только в штанах. Он забрался на кровать и сел, скрестив ноги, положив руки на колени. Закрыл глаза, глубоко вздохнул, разминая шею поворотом головы. Медленно от оторвал свое тело от зеленого покрывала. Силой мысли он воспарил на полтора локтя над постелью - деревянный потолок более чем позволял. Рейнил полностью расслабился и очистил свою голову от мелких мыслей, обрывков эмоций, позволив пустоте заполнить свой мозг. В таком положении он собирался провести краткий остаток вечера. И всю ночь.
 
УстранительДата: Тёдас, 24 месяц Заката Солнца 2015, 02:59 | Сообщение # 19
Союзник
Группа: Наёмник
Душ Ситису отправлено: 73
Статус: На задании
Проехав некоторое расстояние по направлению к Фолкриту, Кас насторожился. Вся дорога от перекрестка и дальше в сторону селения была полна идеальных мест для засады. О маскировке и засадах Кас знал чуть больше чем много - служба в разведке прошла не даром. Более того Каса преследовало плохое предчувствие. Своему внутреннему голосу он верил в достаточной степени чтобы твердо осознавать, что впереди засада. И всеравно продолжал идти вперед. Лошадь от быстрого скача выдохлась и теперь шла шагом, выпуская огромные клубы пара, сквозь здоровенные зубы. Это значило одно: Кас понимал, что он почти уже попал в засаду, он понимал, что оторваться от противника ему не удастся, но жаждал ввязаться в этот бой. Настроившись на боевой лад, он с нетерпением ожидал своих жертв. Он убийца и охотник, даже если его жертвы думают совершенно наоборот. Мысль об этом заставила его кровь вскипать еще сильнее.
Первая же стрела попала лошадке прямо в шею. Кас успел соскочить с лошади. Стрела прилетела коняге справа и поэтому Кас спрыгнул влево, чтобы укрыться за здоровым крупом лошадки. Тут же показалась и основная ударная группа, состоявшая из трех нордов. Они были вооружены кто чем и облачены во что попало. Если бы это были профессиональные солдаты, то у Каса могли бы возникнуть серьезнейшие проблемы, хотя сам бы он в этом ни за что не сознался. Первый норд был высок, под два метра, и очень мускулист. На голом торсе виднелись какие-то татуировки или боевой раскрас. В руках он сжимал здоровенный молот не самого лучшего качества. С нечленораздельным криком он бросился к своему врагу, нарушая и без того неудачное построение. От его удара Кас просто уклонился и рубанул противника по ключице. Норд успел заблокировать удар, но сил удержать обрушившуюся на него секиру у него не хватило и та, с противнейшим чавкающим звуком медленно погрузилась в его плоть. Раздался душераздерающий крик и вторящий ему нечленораздельный боевой вопль, издаваемый уже самим имперцем. По доспеху щелкнула стрела, но Каса это не смуоило. Он пинком отправил полумертвого норда на его товарища. Товарищ не упал, но тело соратника его задержало. Тем временем третий норд, невысокого роста, облаченный в кожаный доспех и сжимавший в руках небольшой топорик и деревянный щит пошел в атаку. Страшнейший удар обрушился на него, но норд подставил свой деревянный щит под острие секиры. Секира без труда прорубила щит противника, а заодно и его кисть, которая тут же повисла на остатках наруча. Кровь брызнула, раздался еще один вопль и норд упал на колени, и тупо уставился на свой обрубок, целой рукой сжимая чуть выше запястья. Третий норд, наконец отпихнувший тело своего рослого соратника нанес колющий удар своим одноручным прямым мечом в левый бок Каса. Меч доспех не пробил, но Кас почуствовал сильный толчок в бок и чуть не потерял равновесие. Развернувшись он закричал в лицо своему противнику: "Я тебя сейчас выпотрошу!", и отбил секирой мечь норда. Сделав подшагивание в сторону противника, имперец со всей силы врезался в того плечом. Норд упал на спину и оказавшийся сбоку Кас обрушил страшный удар в район живота норда. Разбойник просто не успел ничего сделать и в следующую секунду был разделен надвое. "Теперь тебя аж целых два" - осклабилось окровавленное лицо имперца. Стрелы уже больше не свистели - похоже стрелок и группа прикрытия состоявшая из двух человек ближнего боя, бросили своих приятелей и слиняли. Кас огляделся вокруг, поднял голову вверх и заорал: "АааАаАААааааа". Прооравшись он вдруг полностью переменился. Его взгляд стал спокойнейшим из всех возможних. В нем так же читалась какая-то едва уловимая тоска или, вернее сказать, скука. Все это в его глазах увидел норд оставшийся с одной рукой и без оружия один на один с бешенным имперцем.
- Делаем так... - устало начал Кас, сидя перед лежащим на корточках, - ты сейчас мне добровольно отдаешь все ценное что у тебя есть. Твое золото меня не интересует, я имею в виду какие-нибудь безделушки: амулеты там или кольца. После этого я тебе забинтую руку чтоб ты не умер от потери крови и соберу добычу с твоих дружков. Когда я закончу я просто уйду. Ближайшую неделю я проживу в Фолкрите, так что сообщи об этом своему главарю. Я хочу чтоб он пришел мстить мне за друзей, ты понял?
- Ты больной... - скорчив гримасу боли ответил разбойник.
- Я не больной, я - Кас Безбашенный. Запомни это имя и своим всем расскажи, - все так же устало усмехнулся имперец.


Да хранит вас Ситис.

Сообщение отредактировал Устранитель - Миддас, 25 месяц Заката Солнца 2015, 03:04
 
FriedaДата: Турдас, 26 месяц Заката Солнца 2015, 04:00 | Сообщение # 20
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
Лорен осторожно приподняла матрас, стараясь не издавать звуков, которые могли бы ее выдать, и спрятала под него шкатулку. На несколько мгновений наступила тишина. Только фитиль свечи едва слышно потрескивал, то и дело разбрызгивая в стороны крошечные капельки жира. Затем громкий и настойчивый стук в дверь повторился.
Бри нервно сглотнула и подошла к двери. Здравый смысл, твердивший, что они ничего не докажут, боролся в ее голове с паническим страхом. В конце концов самообладание взяло верх.
Помедлив еще пару секунд, девушка нерешительно откинула защелку и потянула на себя массивную ручку, покрытую корявой рыжей ржавчиной. Дверь отворилась, и перед ней предстал Рекс с совершенно каменным выражением лица, на котором не читалось ни единой эмоции.
- М… Решил поразвлечься? – неуверенно предположила Лорен, глядя на имперца. Запоздало она попыталась изобразить на лице невинное выражение, но поняла, что ничего не вышло. Да это ни на что бы и не повлияло.
- Зайдем, - тихо произнес бретон, выходя из-за спины своего компаньона. Рекс схватил Бри за плечо и поволок ее внутрь комнаты, игнорируя возмущенные возгласы девушки. Следом зашел его наемщик и, осмотревшись, осторожно затворил за собой дверь.
- Не кричи, если хочешь жить, - все так же тихо, едва ли не вкрадчиво проговорил он. Бри попыталась дернуться, и тут же ощутила, как руки имперца прижали ее к себе, а пальцы крепко сжали горло.
- Я ничего не сделала, - залепетала Бри, поддавшись охватившей ее панике, и тут же спохватилась. Стоило изобразить недоумение, предложить отдать им все свои сбережения, попросить не насиловать ее – все, что угодно, но только не начинать оправдываться. Как любили говорить ее родители, оправдывается только тот, кто виновен.
- Где шкатулка, - холодно произнес бретон, отступив от двери на пару шагов и разглядывая грубое деревянное кресло. Проведя пальцами по сиденью, сколоченному из грубо отесанных сосновых досок, незнакомец осторожно присел и поднял глаза на Бри. В свете свечи его лицо казалось зловещим и мрачным, как у сказителя, который рассказывает страшные истории, сидя у костра.
«Есть ли смысл врать и оправдываться?» - думала Бри. Даже если он не спал, когда она проникла в комнату, во мраке он не мог не то что разглядеть ее лицо, но даже определить пол. Выходит, он сам не может быть уверен в том, что именно Бри стащила шкатулку. Уйдет ли он, если она не признается?
В опровержение ее слов, видимо, не дождавшись ответа, бретонец едва заметно кивнул спутнику, после чего тот зажал Лорен рот и ударил ее в солнечное сплетение тяжелой перчаткой. Бри рефлекторно дернулась, но крепко зажатые руки Рекса не позволили ей даже согнуться.
- Я не собираюсь с тобой играть, - четко и спокойно, почти по слогам проговорил бретон, заметив, что Бри пришла в себя. - Мне нужна эта шкатулка, и я знаю, что она где-то в твоей комнате. Чем дольше ты будешь отпираться, тем сильнее затянется этот неприятных для всех нас разговор. Итак?
Лорен нерешительно кивнула и замычала в руку, плотно зажимавшую ее рот. Никакие сокровища не стоили того, чтобы она терпела за них пытки. Тем более, что эта вещь даже не была золотой. Лорен морально созрела расстаться со своим недавним приобретением.
- Сейчас мой друг уберет руку с твоего рта, и ты ответишь нам, где шкатулка. Только тихо. Поняла?
Лорен снова кивнула, перепуганно глядя незнакомца.
- Хорошо, - мягко произнес бретон.
«О, Восемь, на кого же я нарвалась? Идиотка!» - мысленно причитала Бри.
Бретон молча кивнул имперцу, и Рекс убрал ладонь с губ Лорен.
- Она под матрасом, - выпалила Бри. Бретон вяло улыбнулся и кивнул Рексу, после чего имперец выпустил девушку из рук.
- Достань и подай мне, - произнес незнакомец. Лорен опасливо оглянулась на Рекса, затем подскочила к кровати и, поспешно откинув матрас, вытащила коробочку. Дрожащая рука протянула ее бретону. Тот осторожно открыл шкатулочку, взглянул на лежащий в ней амулет и поспешно захлопнул тяжелые деревянные створки. Тяжелый взгляд незнакомца переполз на Бри, так и стоявшую в шаге от него.
- Ты хоть знаешь, что это? – вяло проговорил человек, не скрывая презрения в голосе.
- Нет… Что-то магическое? – предположила Бри, ощущая, как страх в ней отступает на задний план перед неловкостью и стыдом. Бретон сухо засмеялся. Затем поднялся на ноги и пошел к двери.
- Убей ее, - кинул он, обернувшись у самого порога. На мгновение Бри оторопела пытаясь понять, не ослышалась ли она, но прикосновение Рекса к локтю привело ее в чувства. Отдернув руку, как от огня, Лорен метнулась к стене, а оттуда, уклоняясь от протянутых рук имперца, - к окну.
Ставни были открыты, но вот деревянные стекленные створки – надежно заперты. Понадеявшись, что разобьет стекла, Бри метнулась в сторону и вместе с трухлявой древесиной рамы вылетела на улицу.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
ChristabelДата: Фредас, 04 месяц Вечерней Звезды 2015, 15:47 | Сообщение # 21
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
Это утро началось, как и половина прочих, одно за одним сменяющих друг друга. В маленькой комнатушке таверны, не щедрой на удобства, было темно и даже душно, а из-за двери, ведущей в зал, раздавались взрывы чужих, незнакомых голосов. Сквозь щели неплотно сбитых досок двери просачивались тонкие полоски неяркого света, оттуда же тянулись запахи пищи.
В этот раз в таверне было не продохнуть. Едва Хлоя спустилась с лестницы, на неё обрушилась лавина звуков и запахов: вонь пережаренного лука, прокисшего пива и жареного бараньего мяса, перезвон кружек, взрывы хохота и едва пробивавшееся сквозь этот поток вялое треньканье на лютне. Вокруг огня, на расставленных лавках, теснились в основном мужчины — постарше и помоложе, щуплые и гордо выпятившие свои поросшие волосами животы. Они размахивали деревянными резными кружками, сталкивая их боками и разливая брагу на пол, нескладно пели песню и ржали, как потревоженные пожаром кони.
Лицо бретонки скривила кислая гримаса - среди этого сброда точно не найдётся желающих на её услуги.
«Надо было погадать вчера тому меру. Глядишь, сегодня могла бы не экономить на завтраке».
Прижав к груди мешочек со своими скромными пожитками, она двинулась к выходу, стараясь не попасться на глаза особенно шумной компании, расположившейся у огня.
Комната была оплачена на два дня вперёд. Лой никогда не снимала жильё сразу на долгий срок — сперва она осматривала город, приглядывалась к людям и анализировала, есть ли ей смысл оставаться здесь дольше. Вот и сейчас девушка спустилась по короткой, прочно вросшей в землю лесенке и сразу же оказалась на центральном городском рынке. Здесь было едва ли не оживлённей, чем в таверне. На прилавках, крытых соломой и досками, пестрели всевозможные товары: от свежего мяса и речной рыбы до расписных тарелок и бус из янтаря, от хомутов и сёдел до прекрасно наточенных ножей с фигурными рукоятками, от ярких заморских тканей, вывезенных с юга, до туго набитых мешков с мукой и орехами.
Почти у каждого прилавка толпились посетители. Люд был самый разнообразный: пёстро одетые купцы в колпаках алого шёлка, женщины высокого сословия с горделивой осанкой и нитками бус на меховых воротниках дорогих шубок, дети, сжимающие в руках тряпичных куколок, деревянных лошадок или кульки с сахарными леденцами на палочке.
Ближе к полудню, когда на рынке вовсе ступить некуда было, Лой сидела на лавке под раскидистыми ветвями старого дерева. В руке у неё была уже наполовину съеденная сдобная булочка, которую она незаметно утянула с одного из прилавков. Холодное осеннее солнце к этому времени стало непривычно припекать, девушка расстегнула куртку и, щурясь от солнца, оглядела окрестности. Чуть поодаль на просторной площадке, расположившись под каменной статуей Талоса, галдел какой-то монах. Воздев руки к небу, он громогласно и с надрывом что-то выкрикивал, но Лой не было никакого интереса прислушиваться к его проповедям. К тому же у монаха уже был один слушатель — рядом с ним стояла совсем древняя, высохшая телом старушка. Прижав тонкие худые руки к груди, она слушала его слова и едва заметно покачивалась, не то в такт его речи, не то от старческой слабости.
Выше над площадкой вздымалось продолговатое здание, крышей которому служила перевёрнутая дном вверх нордская ладья. Пережёвывая очередной кусочек хлеба, бретонка подивилась тому, как и зачем такой большой корабль оказался так далеко от моря.
Левее за необычным строением высилась каменная фигура огромной хищной птицы. Даже отсюда было видно, как брюхо её периодически озаряется ярким светом пламени.
«Наверное, это и есть тот самый Йоррваскр и его Небесная Кузница».
Нет, Хлоя не была искушённым знатоком истории, напротив, события древности её вовсе не интересовали, но выросший в нордской Бруме человек волей-неволей будет знать о нордской культуре едва ли не больше, чем о своей собственной.
Высшей точкой города был дворец ярла. К нему почти от самого дерева, под ветвями которого сидела Лой, вела прерывистая лестница, сложенная из камня, сам же дворец, казалось, был полностью выполнен из дерева. Даже снизу были видны резные коньки на яркой крыше жёлтой черепицы и своды ажурных резных арок.
Когда от болтовни проповедника уже начала гудеть голова, бретонка засобиралась обратно в таверну. Стряхнув с подола крошки на радость налетевшим воробьям, она поднялась с лавочки и наглухо застегнула куртку — погода к этому времени успела испортиться, налетел холодный порывистый ветер, несущий с собой пылинки и соломинки. Солнце скрылось за кустистыми серыми облаками, а горизонт на севере зачернел грозовыми тучами.

Посетителей в таверне уже было значительно меньше. Бравые вояки, заполонившие её утром, разбрелись видимо, по своим делам, торговцы ещё бродили по рынку, а горожане были заняты бытом, но Лой знала, что непогода и надвигающийся вечер скоро снова наполнят таверну. А пока у неё есть время занять место поудобнее и настроиться на работу.
Похоже, те же мысли привели в таверну и вчерашнего редгарда. Завидев разместившуюся на его месте бретонку, он коротко усмехнулся и присел рядом на свободный стул. Руки его немного подрагивали от холода, он похлопал себя по предплечьям и растёр ладонями отмёрзшие уши.
-У огня тебе было бы всяко теплее, - подчёркнуто равнодушно произнесла девушка, украдкой поглядывая на соседа. Тот и впрямь был одет сильно не по погоде — ему явно не хватало по крайней мере тёплого мехового жилета, а лучше сразу куртки из дублёной шкуры.
-Но ты туда почему-то не села, - подметил юноша.
-А мне и не холодно, - Лой парировала уже с едва заметной улыбкой. Ей было довольно одиноко последние пару недель, проведённых в Скайриме, и компания редгарда в этот раз казалась кстати.
Через четверть часа они уже довольно живо беседовали за чаркой светлого ячменного пива, ожидая вечернего наплыва посетителей. Редгард назывался Азеком и рассказал, что в Вайтране «на заработках», чем снова заставил бретонку улыбнуться. После они несколько раз сыграли в кости на пару стопок флина, встряхивая размеченные кубики в деревянном бокале.
-У меня фул-хаус! Пей! - Весело воскликнула порозовевшая и захмелевшая Лой, откинувшись на спинку стула. - Надо было с тобой на деньги играть.
Азек, ничуть не смутившись, смело опрокинул в себя очередную стопку флина. Алкоголь, казалось, совсем не брал его, и только едва различимый блеск в тёмных глазах выдавал настроение редгарда.
Таверна, тем временем, постепенно заполнялась народом. Помощница трактирщицы уже более живо скользила меж столов, разнося выпивку и закуску для посетителей. За маленькими решетчатыми окнами окончательно стемнело, и было видно лишь, как старый уличный фонарь, едва освещающий кусок дороги под собой, неохотно покачивается в порывах холодного ветра.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
FriedaДата: Сандас, 13 месяц Вечерней Звезды 2015, 16:13 | Сообщение # 22
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
Мягкие снежные объятья приняли Бри, едва не поглотив целиком. Снег забивался в прорехи в декоративной броне из блестящих металлических колечек, лез за шиворот и в сапоги, обжигая все тело, как горячее масло.
Этот всеполглощающий холод заставил Лорен моментально подняться на ноги. Взгляд метнулся к янтарному квадрату окна, ярко выделявшемуся на фоне холодного синего неба и голубоватых снежных навалов. Бретон стоял возле подоконника, а его товарищ исчез. Видимо, решил воспользоваться лестницей.
Не отряхиваясь от снега, Лорен бросилась бежать к конюшне, где стояла казенная лошадь стражника. Перепрыгивая через сугробы, то и дело проваливаясь в ямах, Бри неслась к зданию в надежде подоспеть раньше, чем Рекс выйдет из таверны. От бешеного сердцебиения и панического страха, она почти перестала ощущать холод, замечать, как метель царапает кожу острыми снежинками, кружит их и бросает в лицо.
- Не дай ей уйти! – раздался голос бретона. Несмотря на то, что он говорил громко, в его голосе не было тех отчаянных интонаций, с какими вслед Бри кричали обворованные купцы. И это пугало еще больше. Лорен даже не стала оглядываться, стараясь не терять ни мгновения драгоценного времени. Метель заглушала шаги, забивала звуки свистом ветра, и девушка не могла определить, насколько близко к ней подобрался Рекс.
Наконец, ее руки коснулись тяжелой деревянной задвижки, с отчаянным усилием вынули ее из пазов, рванули на себя двери, преодолевая сопротивление снега, который привалил тяжелые деревянные створки едва ли не на половину. Мягкие пушистые сугробы с недовольством поддались, и Бри заскочила внутрь, оставив за собой широкий проход.
Еще пара мгновений, и она забралась в седло. Когда Рекс показался на пороге, Лорен пришпорила коня, и перепуганное внезапным пробуждением животное рвануло вперед, всей своей тушей налетев на преследователя. Конь недовольно заржал, но бретонка продолжала пинать его в бока, как ненормальная, пока имперская кляча не выскочила из конюшни и не понеслась прочь.

Бри никогда не была хорошим наездником и седле едва держалась, но сейчас на спине чалой лошади имперского патруля, которая тряслась и брыкалась, перепрыгивая через сугробы и ныряя ногами в снег, она чувствовала себя в безопасности, как у Стендарра за пазухой.
Выбирать дорогу не приходилось, конь сам несся туда, где снежные завалы были не такими высокими, ныряя копытами в ледяной пух. В какой-то момент перед самой грудью клячи оказался забор фермы, на который та едва не напоролась. Лошадь заржала и встала на дыбы, а ее незадачливая наездница камнем повалилась на землю, отбив себе место, что пониже спины.
- Стой ты, проклятая скотина! - выкрикнула Бри, поднимаясь на ноги, но лошадь уже понеслась в обратную сторону. – Куда?! Дрянь такая, а ну вернись!
Бретонка эмоционально махала руками, выкрикивая вслед лошади ругательства вперемешку с уговорами вернуться, но кляча была неумолима. Растерянно глядя вслед сбежавшей кобыле, девушка начала растирать ладонями плечи. Запал спал, и холод начал пробирать ее до костей.
Наконец, разуверившись в бездушной скотине, Бри решила перелезть через забор и попытать счастья на той стороне. Наверняка где-то рядом есть ферма или домик - не просто так ведь ограда поставлена.
Высокие сугробы поглощали ее ноги по самые ляжки, до боли остужая кожу. Лорен брела по снегу и тихо ругалась себе под нос, всеми известными ей бранными словами понося лошадь, нервных постояльце, их амулет и себя за то, что решилась его стащить.
Через пару минут, вопреки ожиданиям бретонки, прорисовываясь сквозь метель, на горизонте замаячила не солидная ферма, а небольшой нищенский домик с одним окном. Преодолев расстояние, девушка заглянула в окно, желтоватым озерцом сиявшее посреди белесых стен. Там горел свет.
За аккуратными занавесочками Бри не смогла разглядеть ничего, кроме старого стола, покрытого всякой дребеденью, вроде рыбьей чешуи, кухонной утвари и сухих трав. Лорен осторожно постучала. Когда занавески раздвинулись, в прорези окна появилось морщинистое лицо старой женщины. Подслеповатые глаза незнакомки напряженно разглядывали пришелицу. Наконец, наглядевшись вдоволь, старушка постучала пальцем в стекло и указала в сторону двери, приглашая девушку войти.
Бри радостно улыбнулась, кивнула и через снежный океан поплыла к порогу.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
LemegetonДата: Сандас, 07 месяц Восхода Солнца 2016, 17:02 | Сообщение # 23
Киллер
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 543
Статус: На задании
Погодка была отличной, дул сильный ветер, вдалеке сгущались черные тучи, солнце спряталось, а вокруг все гудело в преддверии бури. Люди копошились на улице, стараясь быстро закончить свои дела и спрятаться от стихии. Некоторые расходились по домам, некоторые стремились побыстрее занять место в таверне. Среди некоторых был и Тормунд.

Посреди толпы высоких северных людей неслось, что-то маленькое. Вернее маленьким оно покажется лишь издали. Существо больше похожее на живой доспех, чем на человека неслось прямо посреди улицы. Стоявшие на его пути люди то резко отлетали в стороны, то даже подлетали и переворачивались через несущийся таран. В след за существом неслась армия стражников с обнаженным оружием. Неразбериха, порождаемая беглецом, сильно мешала им. Люди, шокированные внезапным появлением осадных машин, порождали вокруг себя хаос, некоторые из них были серьезно ранены. Существо выскочило из под очередной арки и покатилось вниз по ступеням сбив еще несколько людей. Быстро перевернувшись несколько раз на ровной земле, оно вскочило и рвануло через рыночную площадь. Толпа скопившаяся перед таверной явно не ожидала штурма. Мощный удар повалил первый рад наземь, а все последующие были внезапно растолканы во все стороны. Что-то пробивало себе путь.

В таверне все пока что было спокойно. Множество посетителей толпились по залу, разговаривали и выпивали. Возле очага кто-то жарко спорил об ужасной охране Вайтрана. У стойки несколько завсегдатаев пытались перепить человека в черной мантии. Все столики были заняты, люди выпивали, играли в кости, обсуждали последние события, в общем, веселились, как это положено делать в тавернах. Ничего, кроме нарастающего шума на улице, не предвещало беды.
И вот началось.
Сначала раздался громкий стук в дверь, как будто кто-то ударился об них. Трактирщица и еще несколько посетителей насторожились. Несколько человек начали подшучивать и строить разные версии похождения грохота. Снаружи стало довольно шумно, послышался звук потасовки, а в следующее мгновение входная дверь страшно заскрипела под давлением. Стало уже не до шуток, шум все больше привлекал внимание людей. Секундная пауза, сопровождающаяся всеобщим молчанием, и дверь резко открывается. В зал тут же влетает существо-доспех сопровождаемое холодным ветром, скрежетом доспехов и разгневанной толпой.
- Граааааа! - прорычал Тормунд.
В два прыжка он настиг ближайшего пьяницу и двинул кулаком в лицо. Бедняга выронил кубок меда и схватился за носа. Следующей целью стал человек в черной мантии. Перебросив прошлую жертву через себя, прямо на своих преследователей вторженец изготовился нанести удар. Уже по взгляду человека в мантии и человека в доспехах трактирщица окончательно поняла, что сейчас начнется. Кулак Тормунда пронесся над стойкой, попутно сбив несколько кружек, и угодил противнику в челюсть. Сокрушительная атака латной рукавицы словно снесла голову человека, так быстро та оказалась в другом положении. Лицо берсерка озарила довольная улыбка, которая тут же исчезла, когда встретилась с ответным ударом, который чуть не сорвал Тормунда шлем. Совершенно шокированный он и не заметил, как оказался в воздухе, а через мгновение уже летел на другой конец зала. В полете он увидел, как светятся глаза многих нордов, очевидно его план почти удался.
Приземлится ему очень повезло прямо на огромного норда в доспехах выбив из его рук кружку и опрокинув того со скамьи возле очага. Тормунду даже не пришлось провоцировать его на бой. Разъяренный воин быстро, как впрочем, и берсерк, вскочил и сцепился с нарушителем личного пространства. А если сразу в двух местах в таверне начинается потасовка, то к ней присоединяется сразу весь зал. Норды всегда не прочь подраться, а вот представителей других рас это очень не обрадовало.
Зал взорвался всеобщими оскорблениями и тумаками. Мгновенно у половины завсегдатаев появилась причина заехать в лицо своему соседу. Сцепившись в грязной схватке, те не замечали ничего вокруг. Кулаки и бутылки так и мелькали, лбы стучались о лбы, немало столов и стульев разбилось о голову противника.
Тормунд уже несколько раз сменил противника. В хаосе он просто терял своих противников из виду и переключался на других. Берсерк увидел, как на него несется норд с бутылкой. Неистово замахав руками и тыча на бутылку, он остановил противника и жестом посоветовал сначала допить хороший эль. Словно прозрев, противник тут же начал исправлять свое упущение. А Тормунд в тот момент подобрал полную бутылку и со всей силы разбил ее о лицо нападавшего. Торжественно расхохотавшись, зачинщик этой массовой драки подпитал ее еще несколькими отборными ругательствами, что так чудесно гармонировали с общей какофонией.


Дай угадаю, Хассири украла твой сладкий рулет ?
Слушай Маму и Хардкор !
 
ChristabelДата: Сандас, 07 месяц Восхода Солнца 2016, 21:02 | Сообщение # 24
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
Когда с улицы раздался шум, столь неестественный для мирного вечера северного города, Лой резко оборвала свой смех, вызванный пошлой шуткой собеседника, и поменялась в лице. Глаза её молнией стрельнули в сторону редгарда, что тоже замер и, нахмурившись, устремил свой взгляд на дверь.
За узкими слюдяными оконцами мелькнули вспышки факелов и в этот момент двери таверны сдались под напором, и в помещение, вместе с порывом холодного ветра, ввалился человек. Вернее, Лой не сразу поняла, что это был человек. Сперва ей показалось, что тишину нарушило чудище с просторов Обливиона, призванное каким-нибудь колдуном-шутником: кряжистое, несколько несуразное тело, втиснутое в ещё более несуразного вида доспехи, нечёсаные колтуны тёмных волос, тот тут, то там, торчащие из-под шлема и быстрый недружелюбный взгляд маленьких, близко посаженых глазок. Но чудище, оказавшись в таверне, издало вполне человеческий, хоть и неприятный уху боевой клич, и кинулось в драку.
Какова была его цель, пришёл ли он за кем-то конкретным или просто был любителем традиционных нордских развлечений, Лой выяснять не горела желанием. Увидев краем глаза, что юноша, второй вечер деливший с ней стол, резко сорвался с места, она последовала его примеру, но кинулась в другую сторону — туда, где виднелась дверь, через которую посетители таверны выходили на задний двор облегчиться.
Бретонке уже не раз случалось поспешно покидать постоялые дворы, а однажды и вовсе пришлось сниматься с места целым лагерем. Случилось это года три назад, когда она прибилась к труппе разномастных артистов, колесящих по Сиродилу от Анвила до Чейдинхола. Среди них были фокусники, трюкачи, танцовщицы и даже дрессировщики животных. Путешествовали они на нескольких повозках, а, добравшись до очередного поселения, разбивали неподалёку лагерь, пестрящий лоскутными остроконечными шатрами, лентами и флажками. Всё это буйство красок, а также задорная музыка и запахи благовоний привлекали внимание местных жителей, которые в ближайший же выходной спешили посмотреть, что привезли с собой артисты. За небольшую плату посетители могли посмотреть на чудных животных, завезённых из Эльсвейра и Валенвуда, попробовать диковинные лакомства или получить предсказание на картах, бобах или воске. Шатёр Хлои стоял всегда в некотором отдалении от ярмарки, чтобы звуки музыки и чьи-нибудь вопли не рушили мистическую атмосферу, которую бретонка в нём создавала. Конечно, оставаться с незнакомцами наедине в отдалении было опасно, но за порядком на ярмарке всегда присматривали два молодых босмера — близнецы, один из которых превосходно стрелял из лука, а второй умело работал увесистой палицей. Обычно их хмурого вида было достаточно, чтобы предотвратить хулиганство.
А по вечерами в самом большом шатре открывалось целое представление. Начиналось оно с демонстрации мастерства жонглёров, продолжалось выступлением фокусника, а заканчивалось выступлением юных танцовщиц в не самых скромных нарядах. Иногда, к неудовольствию стражи, актёры играли короткие юмористические сценки на злободневные темы, высмеивая законы и правителей, за что частенько изгонялись с территории графства раньше оплаченного срока. А порой и вовсе снимались с места под покровом ночи, когда тому, кто днём показывал фокусы с исчезновением предметов, удавалось ночью провернуть трюк с исчезновением хозяйских сбережений в каком-нибудь богатом доме.
Вот и сейчас Лой, поспешно собрав свой нехитрый скарб, уже приблизилась к выходу и едва успела сделать шаг в сторону, как эта дверь распахнулась, впуская грохочущих тяжёлыми сапогами, городских стражей. В руке каждый держал обнажённое оружие и те, что с мечами, тут же нырнули в самый очаг драки, двое же солдат, вооружённых луками, остались у двери.
За спиной становилось всё жарче. Едва обернувшись, Лой увидела, что в просторной зале стало слишком тесно, под ногами дерущихся скрипел дощатый пол и обломки мебели, звенела посуда и женские голоса.
Один из лучников преградил дорогу. Больно ткнув бретонку древком лука, он пихнул её с порога, гаркнув, что не выпустит никого до прекращения потасовки. А это значит, что ещё не известно, сколько ей придётся сидеть под лестницей, прячась от случайного удара, в ожидании, когда её вместе с виновниками драки отведут в тюрьму.
«Выяснят, что не местная, не имеющая постоянной работы и дома, и заставят платить штраф. А то ещё и посадят на пару недель просто за то, что оказалась не в том месте не в то время. Ну уж нет!»
Стражники у двери стояли плотно, но сама дверь заперта не была — из щели меж нею и косяком в жарко натопленную комнату тянуло прохладой.
Сердце усиленно колотилось в грудную клетку, но уже не от страха, а он нахлынувшего азарта. Во что бы то ни стало бретонка желала сбежать, но шансы её были не высоки. Бросив мешок с пожитками с ногами, она поспешно надела куртку, затем подняла мешок и закинула на плечо одну лямку. Стражники пристально наблюдали за ней, несомненно чуя, что девушка вот-вот что-то вытворит. И впрямь, едва собравшись, она рванулась на лестницу, ведущую на верхний этаж таверны. Скорее всего, там были помещения для работников, наверняка с окнами и, может быть, даже не запертыми, но это был лишь обманный трюк. Лишь только солдаты погнались за ней, Лой спрыгнула с лестницы, не перекрытой перилами и метнулась к выходу. Под ударом плеча деревянная дверь таверны распахнулась, гулко ударившись металлической ручкой о стену, и бретонка нырнула во мрак северной ночи. Ни один факел или жаровня с этой стороны не горели, времени на то, чтобы дать глазам привыкнуть к темноте, не было, поэтому Лой бросилась наугад вдоль стены таверны. Сзади звеньями кольчуги бренчали солдаты — один или сразу оба бросились в погоню, но девушка уповала на то, что тяжесть доспехов вынудить их прекратить преследование.
Постепенно из темноты начали проглядывать размытые очертания городских стен, остроконечные крыши, ниже по улице ярко пылали две жаровни, которые Лой приметила ещё вчера — в той стороне были городские ворота.
«И там наверняка тоже стража. Меня просто так не выпустят»
Искать убежище до утра тоже показалось не самой лучшей идеей. Даже если ей удастся залезть в стог сена в каком-нибудь дворе или найти лаз в чей-то сарай, стража всё равно ещё несколько дней будет с особенным пристрастием допрашивать покидающих город.
«Дагонов бородач! - Ругнулась про себя бретонка, вспоминая возмутителя спокойствия. - Я тебя знать не знаю, а ты уже доставил мне столько проблем!»
Идти к воротам она в самом деле не решилась. За спиной к тому времени затих грохот доспехов — преследователи, видимо, решили вернуться на свой пост в таверну. Свернув к домам, девушка пошла дворами и через какое-то время уперлась в сложенную из массивных валунов городскую стену. Ей почти ничего не было видно, так как даже естественный источник света ночью — луны и звёзды спрятались за пеленой чёрных туч.
Ощупав камень, и стряхнув с ладоней мелкую крошку, Лой сделала вывод, что стена не так уж и высока. Немного пораскинув мозгами, она возвратилась в один из ближайших дворов, не огороженный забором, и снова подошла к стене уже катя перед собой старую пустую бочку. Пробираясь дворами, девушка едва не снесла её в темноте, но теперь даже была рада, что запомнила, где та осталась стоять. Пристроив перевёрнутую вверх дном бочку вплотную к стене, Лой осторожной взобралась на неё и первым делом закинула на широкий каменный хребет свою сумку, а затем, цепляясь за камни залезла и сама. Ветер, тем временем, усилился, его ледяные, заставляющие ёжиться, порывы, несли ясный запах влаги.
«Только дождя мне не хватало. Холодного ночного дождя.»
В подтверждение опасений с неба упало несколько мелких капель воды. Всё ещё сидя верхом на стене, бретонка собрала растрепавшиеся волосы, заколола их понадёжнее и огляделась. Рассмотреть весь пригород в кромешной тьме не представлялось возможным, но по левую руку отчётливо проглядывали далёкие огни фермерских бараков, где наверняка можно было бы найти временное убежище. А ближе, почти под стеной расположился приземистый дом и загоны городской конюшни. Металлический фонарь, прикрученный к деревянном столбу, опасно раскачивался, норовя слететь с железного крюка; пламя в нём, не защищённое от ветра, неистово трепетало, то почти затухая и погружая двор во тьму, то разгораясь ярче и освещая плюс ко всему и значительный кусок дороги.
«На ферме я могу и не найти укрытия. А с лошадью смогу не только быстро добраться до ближайшего поселения, но и выручить за неё неплохую сумму.»
Поразмыслив ещё немного, Лой закинула сумку на плечо и соскользнула со стены.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
The Dark Forum » Ролевые игры » Романтики с большой дороги » ИГРА
Страница 2 из 2«12
Поиск: