Приветствую Вас Призрак | RSS
[ Новые сообщения · Братья и сёстры · Догматы форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
The Dark Forum » Ролевые игры » Романтики с большой дороги » ИГРА
ИГРА
ChristabelДата: Миддас, 11 месяц Заката Солнца 2015, 23:27 | Сообщение # 1
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
Суть игры в двух словах: пацаны идут к успеху.
В трёх словах: есть банда разбойников. Обычная, вроде тех, что сидят по всему Скайриму по пещерам, заброшенным шахтам и нефункционирующим фортам, "подрабатывающая" мелким грабежом и разбоем. Но у лидера этой банды есть амбиции. Надоело ему ныкаться по пещерам, бегать от стражи и довольствоваться содержимым мешков случайных караванов. Поэтому решил он сколотить добротную "преступную группировку" со всеми вытекающими - набрать головорезов, раздобыть денежек побольше и подмять под себя какое-нибудь поселение, а в последствие, может, и не одно. "Подружиться" со стражей и с представителями местной власти. Не важно, как это будет сделано - денежками ли, угрозами. Ввести своих людей в местные дела, иметь с этого грошик-другой... Ну, вы понимаете.
Но надо же с чего-то начать? А начать он решил нестандартно - с поиска денег. Разбой даёт немного, да и людей не так много, чтобы уверенно держаться при таком доходе, поэтому, послушав одного из своих приближённых, решил удариться в раскопки старой гробницы. Наверняка где-то в глубине зарыта пара сундуков с монетами и каменьями, которые обязательно помогут делу.
Поэтому на данный момент банда живёт тем, что устраивает засады проезжающим торговцам и потихоньку пробирается вглубь гробницы...
Задачи и возможности: никаких ограничений. Первая и единственная задача - добыть сокровища. А дальше как карта ляжет. Персонаж может быть любым - от расы до специализации: бандит, не совсем честный исследователь, вор в бегах, колдун, изгнанный из Коллегии, солдат, внедрённый в группировку, да хоть убийца ТБ, нанятый для устранения кого-то из бандитов. Кто угодно. У каждого могут быть свои планы и цели, ведь это шайка бандитов. Кто-то следует идее главаря, кто-то хочет добыть денежки и смыться, кто-то хочет добраться до чего-то более интересного, что зарыто в гробнице. Персонажи строят отношения в банде, могут устраивать стычки и заговоры, могут пытаться убить и убивать друг друга, могут изгоняться из банды и идти своим путём, могут свергнуть главаря и занять его место. Попадание,к слову, в банду может быть и не добровольным, чтобы как-то оправдать тех, кто не желает отыгрывать мерзавчика. Например, какой-нибудь исследователь или учёный может быть похищен для того, чтобы помочь найти какой-нибудь артефакт или прочитать древние надписи. Или жрец, дабы помочь разогнать особо разбушевавшихся драугров.

Поехали!


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
FriedaДата: Фредас, 13 месяц Заката Солнца 2015, 23:15 | Сообщение # 2
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
Жизнь "ночной бабочки" сложно назвать стабильной. Сегодня местный торговец воспевает твои прелести и осыпает золотыми монетами, а завтра заходит склочный искатель приключений, который привык брать свое, не спрашивая разрешения, и вовсе не стремится расставаться с набитым кошельком.
Чтобы не остаться в проигрыше, Бри нередко, так сказать, заимствовала вещи своих клиентов. Если кошелек полон - можно стащить несколько монеток, и никто не заметит. Или, скажем, если клиент пьян настолько, что языком едва ворочает, сможет ли он вспомнить, сколько потратил на пойло, и сколько осталось в кошеле?
С искателями приключений и того приятней. Вот он с тобой, пыхтит и краснеет, а через неделю товарищи несчастного сообщают, что парнишка погиб в развалинах за городом. И ты снова выходишь чистенькой из воды. А там, гляди, и новый горячий парень с полным кошельком в городе появится.
По крайней мере, именно так с Бри обычно и выходило. Возможно, ей просто чрезмерно везло, и в один прекрасный день эта светлая полоса в жизни Лорен внезапно прервалась.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
ChristabelДата: Фредас, 13 месяц Заката Солнца 2015, 23:59 | Сообщение # 3
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
На столе , распространяя не самый приятный запах горелого жира, коптил светильник. Язычок пламени, покачивающийся над маслянистой лужицей, грозил вот-вот потухнуть и погрузить комнату таверны во мрак. Снаружи на безлюдной дороге - широкой, чтобы разъехаться паре телег - царила холодная северная ночь. Последние посетители разбрелись по своим домишкам и уже видели не первый сон, в трактире же остались только хозяин, дремлющий на соломенной подстилке прямо под прилавком, новая постоялица и её "клиент" - рыжеволосый парнишка - сын хозяина, едва ли шагнувший за порог двадцати лет. Весь вечер он суетливо помогал отцу обслуживать посетителей и теперь, едва дождавшись, пока родитель захрапит, утомлённый шумным днём, бесшумно просочился за незапертую дверь тесной комнатушки.
Вдоль длинной стены протянулась деревянная кровать, сбитая, казалось, из старого хлама, а не из добротного северного дерева. Жёсткий дощетчатый каркас был устелен соломой, а сверху прикрыт старой вытертой шкурой. От которой ещё и дурно попахивало.
У изголовья кровати, положив одну руку на близко приставленный столик, сидела молодая женщина. Из под подола её рубашки нескромно выглядывали голые коленки, на плечах лежала шерстяная шаль. Остальная одежда была небрежно скинута на спинку кровати.
-Присаживайся, - бретонка пригласительным жестом указала на стул, её ладонь, лежащая на столе приоткрывала колоду карт.
Мужчины крайне редко становились её клиентами, мистификации всегда были больше подвержены женщины, в особенности молодые, или же наоборот более зрелые, всю жизнь живущие для кого-то и в один момент осознавшие, что жизнь эта дала трещину. Им нужен был ответ, почему. А если и не ответ, то хотя бы успокоение, что скоро чёрная полоса в их жизни пройдёт. Но не всегда карты выдавали желаемое. Часто из колоды выпадала разлука, болезнь, смерть. И тогда, глядя в посеревшее лицо, Лой выуживала ещё несколько карт, уверяя, что беда пройдёт стороной. И делала она это не из сострадания и даже не из-за того, что за хороший прогноз заплатят щедрее, а потому что сама не верила в то, что видит. Что-то, конечно, из предсказанного сбывалось, но только лишь потому, что предсказание выглядело туманным и могло быть трактовано едва ли не как угодно.
Стул скрипнул под массивным телом рослого северного молодчика. Руки юноша всё не знал, куда девать: то скрещивал на груди, то опускал на колени. Бретонка не спускала с него глаз, пока пальцы её отработанными движениями ловко перемешивали колоду, отчего юноша и вовсе скованно замер.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
Sangwin_KastavДата: Лоредас, 14 месяц Заката Солнца 2015, 01:24 | Сообщение # 4
из Киски
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 1202
Статус: На задании
Потемневшая от времени пользования сталь чуть погнутой ложки напоминала Рейнилу застывший магматический сгусток, виденный им когда-то в Вороньей Скале - такой же черный, шершавый и жирный от пепла. Ложка медленно вращалась воздухе, в дюйме от ладони эльфа. В таверне было полно народу: у барной стойки было так людно, что не разглядеть хозяйки, подавшей Рейнилу томатный суп полчаса назад. Норды сновали из залы в кухню, вверх-вниз по лестнице, хлопали входной дверью. В дальнем конце трапезной распалялся ломающимся голосом какой-то уж совсем молодой бард, и ему вторили несколько нестройных голосов. Сквозь всю эту нескончаемую суету с невообразимой грацией и ловкостью лани порхала разносчица с подносом, полным кубками, тарелками и прочей утварью. В трактире практически не оставалась метра свободного пространства, Рейнилу казалось, что еще чуть-чуть, и он не сможет разглядеть щелей в старых половицах. Тем не менее, стул напротив был свободен. Данмер не был удивлен. Норды недолюбливают чужаков, но больше обычных чужаков им не нравятся нищие чужаки.
- Впрочем,- произнес Рейнил себе под нос.- Меня никто не гонит, да и похлебки налили, хоть и одарили косым взглядом.
Он произнес это очень тихо, по своему обыкновению почти не разжимая губ. Ложка беззвучно опустилась в суп. Почему он вспомнил Солстхейм? Рейнил знал причину. Именно там год назад он познакомился с Мирри Северин. Корабль в Виндхельм отходил через несколько дней, а Рейнил возвращался из Тель-Митрин после визита к тамошнему аптекарю по вопросам, связанному с практическим применением стержневого корня для выращивания гигантских грибов... Они познакомились на рыночной площади, у прилавка с пепельными бататами. Девушка показалась ему довольно милой, они разговорились. Жаль, что ему нужно было уезжать.
Рейнил печально вздохнул. Одно мимолетное знакомство - таких было бессчетное число в его недолгой жизни. Данмер медленно поднес кружку с травяным чаем ко рту и сделал небольшой глоток. В Вайтран его привели слухи о появлении в продаже нового тонизирующего средства, называемого Живицей. Данмер уже сталкивался с этим веществом, а когда узнал, что источник его находится где-то здесь, в Скайриме, то решил пообщаться с продавцом чудодейственного элексира.
- Сонное Дерево - так его называют,- не разжимая губ прошептал Рейнил, глядя в кружку.- Где же ты, Изольда?
 
FriedaДата: Лоредас, 14 месяц Заката Солнца 2015, 04:24 | Сообщение # 5
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
Этого злосчастного незнакомца Лорен приметила еще во время танца. Одет он был не слишком богато, но держался вызывающе надменно. Нет, не с той напыщенной надменностью, с которой обеспеченный торговец смотрит на нищего, а скорее с осознанием собственного достоинства.
По всей видимости, незнакомец являлся бретоном. Определить на глаз его возраст танцовщица не смогла, но отметила про себя, что странник значительно старше ее. Четко очерченные морщины под глазами свидетельствовали о прожитых годах и перенесенный тяготах жизни, да и кожа его не дышала той розовой свежестью, которой отливали щеки Бри.
На фоне искателей приключений, торговцев и переселенцев, сползавшихся в Скайрим в поисках более сладкой жизни, этот человек явно выделялся, и Лорен пообещала себе во что бы то ни стало забраться в его карманы.
Во время танца он не обращал на Бри никакого внимания, о чем-то переговариваясь со своим, по всей видимости, телохранителем - широкоплечим имперцем в легионерской броне. После окончания войны многие ветераны подались в наемники, так что подобные картины Лорен видела частенько.
Понимая, что рыбка не намерена плыть в сети сама, Бри решила завершить выступление и перейти к более решительным действиям. После окончания очередной песни, обменявшись парой слов с бардом, Лорен с театральной грациозностью сошла со своей импровизированной сцены, сколоченной из крепких досок, и направилась к посетителю.
По мере ее приближения, взгляд имперца становился все более тяжелым, но не он был ее целью, так что Лорен продолжала двигаться, призывно покачивая бедрами. В этот момент она взывала не к его сознанию, а к животным инстинктам, а они почти всегда отвечали на зов.
Когда же до столика оставалась всего пара метров, охранник приподнялся с места. Бри заметила, как его ладонь поползла к клейморе, висевшей за спиной, и все это в полной тишине - никаких предостережений. На мгновение Лорен оторопела.
- Все в порядке, Рекс, - произнес бретон, пристально глядя на Бри. Страж все так же молча вернулся в кресло, от чего старая рассохшаяся древесина издала душераздирающий скрип, и сложил руки перед собой. Бри нервно сглотнула, наблюдая, как полированная сталь двуручного меча скрывается за широкой спиной имперца.
- Я ничего не буду заказывать, и в собеседниках не нуждаюсь, - спокойно произнес незнакомец, обратив взор к Бри. Девушка постаралась улыбнуться ему самой очаровательной из своих улыбок и покосилась на свободный стул. Нет, пожалуй, приближаться без разрешения все же не стоило.
- Я не из разговорчивых. Просто хотела предложить приятно провести вечер… - Лорен склонилась, опершись ладонями на колени, представляя взору путника свои скромные достоинства. Бретон поморщился.
- Мне это не интересно. Правда. Не тратьте свое время.
"Сначала они говорят, что ты им не интересна, а затем решают наказать за плохое поведение и до рассвета не слезают", думала Лорен, вспоминая одного жреца Аркея, проезжавшего здесь в прошлом месяце. "Не самый приятный расклад, конечно, но сбережения на исходе, и сейчас я не в том положении, чтобы привередничать."
- Соглашайся, ты не пожалеешь, - произнесла Лорен томным медовым голосом. Ее лицо выражало чистое обожание – самцы любят это выражение. По крайней мере, так ей казалось.
Но бретон был непроницаем. Еще несколько фраз, и Лорен поняла, что ничего от него не добьется. Да и охранник, сидевший рядом ее серьезно напрягал. Постоять за себя в драке с местным пьяницей она еще могла, но если этот пес с клейморой решит с ней разделаться, Лорен ничего не сможет сделать. Она это понимала.
- Ладно, - произнесла девушка несколько растерянно. Все же отказывали ей нечасто. - Если передумаете, я буду в комнате наверху.
Хотя, она уже отлично понимала, что он не передумает. И это ее глубоко огорчало. Богатых клиентов давно не было, а развлекать стражников за несколько септимов порядком надоело. Впрочем, если посетитель не хочет добровольно расставаться со своим кошельком, можно ему помочь.
Что ж, если Рекс и его хозяин сняли разные комнаты, этой ночью меня ожидает небольшое приключение.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
ChristabelДата: Лоредас, 14 месяц Заката Солнца 2015, 10:22 | Сообщение # 6
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании


Уже неделю Хлоя жила в Рорикстеде, тратя последние септимы. Здесь, да и во всём Скайриме её дело шло туго; несмотря на волнения, войну и общую нестабильность северяне почему-то не стремились заглянуть в будущее таким нетривиальным способом. В столице дела шли лучше, но бдительная стража быстро просекла её делишки, и девушку попросили убраться подобру-поздорову. Впрочем, в крупных городах всегда конкуренция была выше, а уж "квалифицированных магов" с гадальными шарами и того как грязи, поэтому Лой последовала совету охранника правопорядка и покинула город.
Втоптанные в землю каменные плиты дороги вели её по тусклой, изогнувшейся холмами долине, поросшей жёлтой травой и мелкими цветами горного лютика. Валуны, то тут, то там пробивающиеся из-под земли, были покрыты толстым слоем мха и затейливым рисунком плесневых грибов. Всё это отдалённо напоминало каменистые холмы Коловии, но те буйствовали высокой, пусть и пожженной солнцем, густой травой, яркими цветами и дурманящими ароматами перезрелой земляники и кашки...
Бретонка выдохнула, заставив язычок пламени встрепенуться. Ей скучалось по Сиродилу, но только по тому, который она увидела, едва покинув дом: суетливая яркая жизнь Имперского города, разнообразные люди, шумные рынки, уличные выступления. В Скайриме же каждая пядь земли напоминала о скучной серой Бруме, каждый деревянный конёк на крыше дома, каждая густая нордская борода, заплетённая в косичку, завязанная узлом или свалявшаяся в колтун. лой не любила вспоминать родной город. Даже несмотря на то, что...
Жизнь с самого рождения складывалась довольно неплохо. Хлоя была третьим ребёнком в семье после сестры и брата. Отец всю жизнь прослужил в городской страже и пусть до высоких чинов не дослужился, но к преклонным годам получал уже достойное для своего семейства жалование. Матушка, молодость потратившая на прислуживание в богатом доме, чтобы было во что приличное одеть и сытно накормить детей, наконец-то осела дома и занялась бытом, который, впрочем, уже был налажен старшей дочерью. Высокая и тоненькая, словно берёзка, кои буйно росли у подножия Джерольских гор, она шустро работала по дому, нянчила брата и сестру, будучи на двенадцать лет их старше, и успевала тайком от родителей бегать на свидания. Потом матушка говорила, что сестрёнка очень удачно пристроилась - вышла замуж за приезжего торговца, родила ему сына, после чего новоиспечённый супруг скоропостижно скончался от какой-то заморской болячки аж в порту Анвила, оставив хорошо поставленное дело на свою молодую и амбициозную супругу, пока наследник не подрастёт.
Старший брат, по словам отца, вышел не таким удачным, однако веру в него не теряли даже после того, как нашли в его прикроватной тумбочке пару пустых бутылочек из-под скумы. Два раза брат был пойман на мелкой краже, а однажды его видели среди оравы малолетних бандитов, обчистивших дешёвенькую лавочку у городских ворот, но каждый раз благодаря связям отца отпрыск выходил почти сухим из воды. За последний случай был нещадно высечен розгами, но ума ему это в голову не вложило. И, тем не менее, на него возлагали большие надежды на продолжение рода и становление во главе семьи.

-Снимай, - Лой положила ровную стопку карт на стол перед молодым нордом. Рубашка карты была чёрная с размазанными белёсыми точками, что при скудном освещении создавало иллюзию ночного неба. - К себе снимай. Левой рукой.
Юноша послушно выполнил указания, и теперь бретонка держала в ладони уже половину колоды. Первой картой на стол легла семерка бубновой масти. Губы девушки тронула лёгкая улыбка.
-Хорошая карта. один из твоих друзей - старый или новый - поможет тебе в твоих начинаниях.
Рядом легла девятка треф, следом червовый валет и король треф. Лицо Хлои больше ничего не выражало, она лишь задумчиво смотрела на получившуюся картину.
-И что там? - голос норда прервал сонливую тишину, он подался вперёд и тоже взглянул на карты, но разумеется, ничего не видел.
-Грядут изменения в твоей жизни, - буднично произнесла девушка, указательный палец её левой руки ткнулся в короля треф. - Благодаря вот этому человеку. Он тебе поможет добиться того, чего ты хочешь. Но будь с ним...
Она замялась, подбирая правильное слово.
-Аккуратнее. Не разочаровывай его хотя бы первое время.
Последняя фраза прозвучала уж слишком туманно, отчего лицо норда приобрело странное выражение. Он нахмурил густые рыжие брови, наморщил нос и приоткрыл рот, обнажив крупные ровные зубы.
Увидев, насколько сильно задумался клиент, Лой попробовала выразиться яснее:
-Он тебе не враг, и искренне захочет помочь, так что постарайся сделать так, чтобы он не пожалел об этой помощи.
Задумчивая гримаса мгновенно трансформировалась в радостную улыбку.
-Я понял! Я сделаю всё, как надо! Спасибо...
Благодарил он уже шёпотом, помня, что отец спит за дверью.
Когда дверь за юношей закрылась, бретонка положила оставшиеся карты на стол, потушила светильник и растянулась на кровати. Спину кололи острые соломинки, в спёртом воздухе стремительно разливался тошнотворный запах от тлеющего фитиля. Также пахло и в доме в Бруме...
Лет в восемнадцать удача улыбнулась и Лой. Выросла она девочкой статной, привлекательной, но родители, а в особенности мать, активно отваживали безродных женихов, ожидая успешной партии и для младшей дочки. Вскоре Лой и вправду порадовала стариков, представив им своего нового поклонника - Эйгера - симпатичного и, что главное, единственного сына городского чиновника, обладавшего как приличным имуществом, так и серьёзной властью. Мать и отец наконец-то вздохнули и спокойно.
Новый кавалер был хорош почти всем. Ростом и крепостью пошёл в деда нордских кровей, а приятными чертами лица и смуглой кожей походил на мать, вышедшей из нибенейской семьи. Хотя общий вид немного портили глубокие оспины от пережитой в детстве болезни, изрывшие кожу лица. Впрочем, Лой больше всего нравились его густые тёмные волосы, крутыми локонами падающие на плечи. Во время недолгих свиданий она не могла устоять, чтобы несколько раз не коснуться его непослушных волос, убирая их с лица перед продолжительными горячими поцелуями.
Эйгер говорил о любви и Хлоя верила ему. Слишком жадно разглядывал он её, прежде чем завязать знакомство, слишком сильно желал встреч, и слишком быстро предложил пожениться.
"А ведь я была так счастлива. Сейчас уже и не понимаю, чему радовалась."
О любви с её стороны речи не шло. Нет, Эйгер ей определённо нравился, но относилась она к нему скорее как к счастливому случаю, хоть не настолько потребительски, как матушка.
Всё начало рушиться началась ровно тогда, когда жизнь казалась уже устроенной. Эйгер почти убедил свою семью в правильности выбора, был даже обговорен месяц свадьбы. Но через несколько месяцев юноша бесследно исчез, а спустя еще две недели стало известно, что он скоропостижно женился на своей прежней невесте, с которой был знаком едва ли не с пелёнок, и свадьба с которой разладилась по каким-то туманным причинам.
Родители горевали о порушенных планах, брат посмеивался над сестрой, но в то же время не скрывал своего недовольства поступком жениха, и лишь Лой недоумевала, чем заслужила к себе такое отношение. Она не страдала, нет, она была в ярости! Неужели нельзя было всё объяснить? Хотя бы коротенькое письмо написать пусть даже и после свадьбы? Запершись в своей комнатушке и пылая стыдом и гневом, девушка рвала любовные записочки, едва ли не ежедневно передаваемые ей слугами Эйгера, а в завершение в стену полетела затейливая музыкальная шкатулка, подаренная по случаю помолвки.
Обидней всего было от того, что про любовь врала она, а из-под венца сбежал Эйгер.
Дальше становилось только хуже. Матушка заболела животом, долго мучилась и вскоре умерла. Горевала вся семья, особенно отец, к тому моменту вышедший на заслуженный отдых. Сын всё дольше и чаще уходил из дома, не рассказывая о своих делах, старшая дочь жила в другом городе, поэтому вдовец решил взяться за младшую. Идея покойной матушки получше пристроить дочь стала его целью. И как Хлоя ни пыталась объяснить, что ей это пока не нужно, старик был непреклонен. Мол, его час не за горами, кто позаботится об одинокой женщине? Лой тогда с издёвкой напоминала о брате - "свете в окошке", чем нарывалась на очередной скандал.
После одной из таких бурных ссор было решено доказать, что сможет. Что выживет и не будет нуждаться. Как - ещё не было известно, но после обеда в будний день, когда отец дремал в своём кресле у очага, Хлоя закинула за плечи небольшой мешочек на лямках и направилась прямиком в городским воротам. Никто не спросил у неё, куда она собралась и скоро ли вернётся обратно. Всем было всё равно.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
LemegetonДата: Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 01:22 | Сообщение # 7
Киллер
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 543
Статус: На задании

- Мерзкий ельф, а ну иди сюда зазнайка, решил ко мне лезть? – на всю глотку ревел Тормунд в главном зале Драконьего Предела. Сам он был весь мокрый, лицо было все в крови, а у ног валялся вырванный кусок плоти. Окружив со всех сторон, его пытались скрутить сразу шесть стражников. Впереди корчился на полу талморский юстициар с ужасной раной на шее, рядом суетилась его делегация и придворный волшебник, а чуть дальше стоял сам Ярл.
- Ты, скамп вонючий, ну иди сюда, попробуй меня казнить, я тебя сам казню ублюдок, юстициар чертов, будь ты проклят, обливион побери всех вас, отбросы гоблинов! – не унимался разъяренный норд, даже будучи поваленным на землю он продожал плеватся и обливать ругательством всех присутствующих.
- Н’вах вонючий, убейся об стену негодяй, иди сюда мерзавец, я тебе еще один кадык вырву, иди сюда эльфийская погань, задница! – После шестого удара булавой по голове поток слов слился в одно непрерывное утробное рычание. Дальше он уже не ничего не воспринимал, а лишь очень активно подавал признаки жизни, когда стража пыталась уволочь его в темницу.

Наконец уже в камере после десятка ударов Тормунд отключился. На нем все еще были его доспехи и шлем, которые стражникам так и не удалось снять, вся конструкция оказалась настолько сложной и прочной что те решили просто для страховки стукнуть пленника еще раз по голове и связать.

Ярл приказал взять нарушителя живим, видимо хотел угодить пострадавшему в его доме юстициару, которому при помощи магов удалось выжить. Все это могло перерасти в большой скандал и вылиться серьезными последствиями. Но кто бы мог подумать, что один норд сумет сначала искупаться в пруду перед входом, а потом в ответ на ксенофобское замечание прибывшей делегации влетит вслед за ними прямо во дворец. А потом было бы смешно, если бы не так страшно. В потоке ужасных сквернословий этот псих набросился прямо на юстициара и, отвесив пощечину сломавшую бедняге челюсть, вцепился зубами в горло. Последовал мерзкий хруст, потом до дрожи неприятные звуки разрывающихся хрящей и рвущейся кожи. Найдя хорошую точку опоры, нападающий просто отпрыгнул от эльфа и прокатился по полу. Встав, он с гордым видом выплюнул кадык юстициара и гневно зарычал. Последовавшая драка была не долгой, атаковать гостей ярла во дворце было глупой затеей. Но, похоже, Тормунда это не особо волновало, ведь ответить на оскорбление было гораздо важнее здравого смысла.


Дай угадаю, Хассири украла твой сладкий рулет ?
Слушай Маму и Хардкор !


Сообщение отредактировал Lemegeton - Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 01:23
 
ChristabelДата: Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 01:41 | Сообщение # 8
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании


Далеко за дорогой на скалистом склоне, уходящем ниже на поросшую папоротником и грибами лесную поляну, зиял чёрный провал. Корни деревьев, пробившись через камни, но не найдя земли, ссохлись и истончились, образуя уродливую занавесь, которая, впрочем, не скрывала этого природного лаза, в который спокойно могла пройти вьючная лошадь с седоком. Внутри провал расширялся в просторную пещеру с высокими сводами, и теперь даже невооружённым глазом было видно, что происхождение этой пещеры вовсе не природное. На почерневших от копоти стенах виднелись уже слабо различимые рисунки - выдолбленные прямо в камне узоры, когда-то заполненные краской, от которой ныне остался лишь едва видимый налёт. Подпирающие своды колонны тоже пестрили каким-то северным узором, а противоположная входу сторона тускло поблёскивала закопчённым металлом.
Посреди пещеры, заботливо обложенное почти одинакового размера и формы камнями, возвышалось кострище. Огонь в нём едва тлел, озаряя скудным светом хмурые лица собравшихся вокруг.
Рослый плечистый норд, сидевший спиной к двери, угрюмо смотрел на слабые язычки пламени, едва проглядывающие из-под прогоревших поленьев. В таком свете морщины и оспины на его грубом лице казались ещё глубже. Восседал мужчина на единственном в помещении стуле, чуть сгорбившись, насколько позволяли расстёгнутые ремни пластинчатого доспеха. По правую руку, овитой кожаными ремнями рукоятью прислонённый к бедру, на землю был опущен стальной боевой молот.
Тут же, грея руки у костра, стояла женщина. Темноволосая, с обветренным лицом, она также молча взирала на огонь, но в голове её, в отличие от соратника, не было никаких дум. Разбойничьи доспехи и оружие, прикрытые сверху щитом, лежали на меховом лежаке, кои в количестве трёх штук были раскиданы рядом с костром.
Напротив на лежаке, скрестив ноги, сидел молодой редгард. Держа на уровне груди деревянную миску, он ел из неё ячневую кашу прямо руками, собирая её в комочки и отправляя в рот. Он и вовсе никуда не смотрел, ни о чём не думал, а просто утолял голод, периодически прихлёбывая из металлической кружки, стоящей тут же на полу. Насытившись, редгард отставил миску, провёл тыльной стороной ладони по губам, вытер пальцы о полы рубахи и сдержанно рыгнул.
-Завтра надо будет сходить в город или найти какую-нибудь ферму, - юноша не стал надолго затягивать молчание. - Зерна осталось на два раза, а мяса мы не жрали уже несколько недель.
-Так в чём проблема? - Подала голос женщина. - Возьми лук, подстрели зайца или оленя.
-Я не охотник, я вор, - заулыбался редгард. - И меня уже тошнит от этой дыры и ваших рож. Хочется, так сказать, сменить обстановку.
Такие разговоры в их компании были в порядке вещей. Никто не обижался на колкости и тем более не лез бить морду, всё воспринималось, как обыденность. Вместе они были уже достаточно времени, успели не только привыкнуть друг к другу, но и вообще слабо представляли проворачивание своих делишек в иной комплектации.
Без Азека большая часть их планов просто бы провалилась. Он был глазами и ушами команды, мог совершенно незаметно облазить весь город, подслушать почти любой разговор и всегда приносил в лагерь, помимо пары срезанных кошельков и кулька с едой, свежие новости и сплетни. Благодаря этому, им удавалось вовремя сниматься с места и уходить в горы, когда местная стража или наёмники собирались прочесать ближайший лес в поисках бандитских лагерей.
Истра была щедра на выдумки и хитрости. Её богатый опыт существования по разные стороны баррикад позволял составлять и воплощать самые безумные, но действенные планы, которые приводили банду к скорой и богатой наживе. Храбрость и неуёмная ярость делали её очень опасным в бою противником и часто одного вида распалённой в предвкушении драки и чужого добра женщины было достаточно, чтобы беззащитные караванщики отдавали всё до последнего септима, лишь бы лезвие её топорика не прошлось по их головам.
И над всем этим стоял Вальд. Он не обладал какими-то с первого взгляда заметными талантами, но, пожалуй, без его рассудительности и осторожности Азек так бы и побирался по городам, пока его не прирезали бы за шулерство, а Истра давно бы болталась на виселице. Все дела они решали вместе, общим советом. Азек приносил новости, из которых Вальд интуитивно выбирал что-то, из чего могло бы выгореть в успешное дельце, Истра тут же увлечённо составляла комбинацию, которая также претерпевала несколько серьёзных корректировок, и уже вскоре план был готов.
-Азек прав, - наконец проговорил главарь; голос его был низок, сух и обрывист. - Нужно выбраться в город, посмотреть, какие там настроения. И, может быть, кого-нибудь завербовать.
Истра резко повернула голову и устремила на него изумлённый взгляд.
-Кто тебе ещё нужен? Неужели мы не справимся с этой вонючей ямой? - В голосе её начинало клокотать возмущение. - Я не собираюсь делиться найденным с кем попало!
Норд перехватил её взгляд, шевельнул губой под щёткой густых усов.
-Стена в следующем зале осыпалась, нам пригодится пара дополнительных рук для раскопок. Я предпочту в этот момент стоять на стрёме, всё равно кому-то надо приглядывать за входом. А добыча... Ею можно и не делиться.
Последняя фраза прозвучала крайне однозначно, поэтому вопросов о делёжке больше не возникало. Вальд продолжал:
-Присмотрись к людям, Азек. Нам нужны крепкие и отчаянные головы, всё-таки мы тут не только рытьём земли занимаемся. Подумай, кто может быть нам полезен.
-А если он не найдёт никого?
-Если он не найдёт, то найдём мы. Притащим за шиворот и заставим работать. Поэтому ты, Истра, - он ткнул пальцем в сторону женщины. - отправишься в Вайтран. Нам стоит хорошенько осмотреться.
Норд разогнулась, выпрямив спину, и сердито скрестила руки под высокой грудью.
-Ты умом тронулся? Я не успею минуть городских ворот, как меня под локти поведут в тюрьму мои же бывшие Соратнички.
Раздался приглушённый смешок. Редгард, уже некоторое время молча слушавший своих товарищей, поднялся на ноги, стряхнул со штанин крупинки своей недавней трапезы.
-Я пойду в Вайтран, а вот Истра как раз путь лучше пошарится у Фолкрита. Ей быстрее удастся найти общий язык с лесорубами, чем с равнинными неженками. А в Вайтран тянутся все кому не лень. Уж там-то я кого да пригляжу.
-Нам нужны люди, - повторил Вальд, - восточную дорогу взяла под контроль Ригель со своими ребятами и мы им на один зуб, если случится конфликт. И меня беспокоят орки, засевшие в крепости у гор. Я почему-то слабо верю, что они просто охотники. Поэтому приглядывай кого поперспективней.
Судя по выражению лица, Истре не очень нравился этот разговор. Ей не хотелось видеть в банде кого-то ещё, но Вальд был прав. Если они решили заявить о себе, то им нужно свежее мясо. Много свежего мяса.
-Я прочешу лес, присмотрюсь к крепости и дойду до Фолкрита, - нехотя, но женщина согласилась и повернулась к редгарду, нахально оскалившись. - А ты, малявка, выбирай с умом. И присмотри кого-нибудь читающего на древне-нордском или хотя бы просто разбирающегося в магических штучках. Неизвестно, какое дерьмо мы найдём там внизу.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
УстранительДата: Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 03:11 | Сообщение # 9
Союзник
Группа: Наёмник
Душ Ситису отправлено: 73
Статус: На задании
Кас не был раздосадован, наоборот. Вышел он из таверны в приподнятом настроении. Настроению его способствовали пара сломанных только что носов. Отвязав первого попавшегося коня от ограды у таверны, имперец хотел было запрыгнуть в седло, но тут из таверны выскочил хозяин коняги. Подбежав к Касу он начал отчаянно жестикулировать и лепетать что-то свое. Кас не слушал. Он просто сделал едва заметное движение рукой и только что размахивавший руками человечек упал на колени, схватившись за горло и пытаясь вздохнуть. Кас вскочил в седло, словно ничего и не было. Холодная улыбка играла на его лице.
Хотя он и не знал что ему теперь делать, но причин кручиниться он не видел. Солнечный морозный день, лес, воздух и бодрый скач поднимали и без того веселое настроение. Внезапно перед ним на дороге он увидел оленя. Олень был величественен и красив. Кас Безбашенный остановился чтобы полюбоваться красотой этого благородного животного. Он даже слез с украденного коня, хотя сам он не считал коня ворованным. Внезапно в бок оленю вонзилась стрела. Животное душераздирающе взвыло и рвануло с места в чащу, оставляя за собой небольшой кровавый след. Лицо имперца перекосило. Он увидел стрелявшего - всего навсего простой охотник. Охотник бежал за подстреленной жертвой даже не обращая внимания на оцепеневшего от ярости имперца. Дальнейшие действия Каса нельзя назвать нормальными ни при каких раскладах. Он не залез на коня и не продолжил свой путь, он не стал помогать охотнику, он не достал свою секиру, чтобы его убить. Нет, вместо всего этого, он подобрал ближайший булыжник и со всей силы кинул им в спину убегающему охотнику. Целился в голову, но попал чуть ниже шеи и охотник, только что так резво бежавший, споткнулся и упал лицом вниз. Подойдя к своей жертве, Кас обнаружил что та еще жива.
- Скотина, - процедил сквозь зубы имперец и обрушил булыжник на голову несчастного охотника, с каждым ударом чеканя слова, - зачем ты, сволочь, выстрелил в этого оленя? Оленей тебе в лесу, ублюдок, мало что ли?
Очнулся Кас только тогда когда от головы несчастного не осталось почти ничего. Встав с тела, он не стал даже обшаривать его, просто побрел к ближайшему ручью отмываться от крови.
Закончив с водными процедурами он вышел на дорогу, где все на том же месте томилась теперь уже его лошадка. Сев в седло, он пустил коня простым шагом, чтобы он не вымотался. Ривервуд остался далеко позади и он уже не чаял выйти сегодня хоть к какому-нибудь поселению, как вдруг перед ним возник "т"-образный перекресток. Указатель гласил: "До Фолкрита меньше полу дня пути". Недолго думая, Кас повернул налево.


Да хранит вас Ситис.
 
FriedaДата: Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 03:28 | Сообщение # 10
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
В таверне за стенами Брумы Лорен жила уже полтора года. За это время с хозяином заведения у нее сложились довольно доверительные отношения, основанные на взаимной симпатии и дележе добытого в пропорции 40 на 60.
Уже спустя полгода совместной работы, в малюсенькой комнате Лорен появились некоторые предметы роскоши – более мягкий матрац, чем в соседних номерах, набитый не соломой, а стриженой овечьей шерстью, гобелены на серых деревянных стенах, изображающие северных животных, постельной белье из выбеленной льняной нити и прочие материальные блага.
Все эти вещи покупались «с пополама», ведь в трудовой деятельности Лорен пожилой норд Вермонд видел неплохой способ повысить прибыльность своей таверны. Он знал о жизни Бри практически все и нередко прикрывал ее, когда очередной постоялец замечал, что его кошель облегчился на несколько монет, или с пальца пропало особо дорогое сердцу кольцо.
Единственное, о чем не знал, Вермонд, - это о тайнике Лорен. Под половицей у самой стены комнаты на втором этаже хранилось все ее состояние. В периоды, когда посетителей почти не было, вещи из этого тайника доставались и неслись в городской ломбард. Происходило такое не часто, но, являясь по натуре своей человеком весьма предусмотрительным, Лорен всегда заботилась о завтрашнем дне и с некоторой долей пессимизма допускала, что он может оказаться «черным».
Осторожно вынув половицу, Бри запустила пальцы под паркет и нащупала компактный сверток. Здесь хранилось все ее состояние. В обрезке синей ткани лежало несколько гранатов, дорогой амулет с жемчугом, кольцо с печаткой Имперской Торговой Компании и всякая мелочевка – серебряные перстни, тонкие золотые колечки, некачественные полудрагоценные камни и даже маленький серебряный самородок, привезенный старателем из Скайрима.
Ценность большинства вещей в своей сокровищнице Бри знала. Например, амулет с четырьмя жемчужинами в янтарно-золотой оправе местный скупщик оценил почти в триста септимов, кольцо с печаткой также при должном усердии можно продать за приличную сумму. Придется, конечно, подыскать клиента, но охочие до таких вещиц всегда найдутся.
Подсчитав в уме примерную стоимость собранных ценностей, Лорен пришла в выводу, что в ближайшие месяцы голодать ей точно не придется, даже если за это время не появится ни одного обеспеченного клиента. А через сезон, глядишь, и вереница торговцев с набитыми кошелями подтянется – каждые несколько месяцев они съезжаются в город, чтобы продать зерно, или сыр, или мясо. Зимой – то, что быстро портится, в остальные периоды – то, что созрело на грядке или в поле.
В общем, о завтрашнем дне пока можно было не беспокоиться. И все же, Лорен кошмарно не хотелось разорять свою маленькую сокровищницу. Есть такой тип скряг, которые могут всю жизнь корпеть над своими сбережениями, ни на миг не решаясь с ними расстаться – даже для того, чтобы их приумножить. Бри была одной из них. От одной мысли о том, что ей придется заложить эти прелестные блестящие и сверкающие вещицы, девушке становилось дурно.
«Что ж, пусть риск и не оправдан, я должна это сделать,» - твердо решила для себя Бри. Ловкие пальцы поспешно собрали ценности в кучку и обернули полотном. Бри вернула сверток в нишу под паркетом, аккуратно вставила половицу в пасы и поднялась на ноги, оглядывая доски - ни щелочки.
Теперь решение было окончательно принято.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
ChristabelДата: Сандас, 15 месяц Заката Солнца 2015, 11:18 | Сообщение # 11
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
Утро выдалось пасмурным. На небе зависли волокна серых облаков; казалось, ветер, несущий пыль по дороге, вовсе их не касался. По большому, обнесённому плетнём двору соседнего дома, носились две светловолосые девчонки лет десяти. У стены дома под соломенным навесом стояла тощая, не нагулявшая мяса корова, поросшая густой, свалявшейся в колтуны шерстью. Она лениво водила мордой в полупустых яслях, выбирая пучки сена, затем поднимала голову, поворачивала её в сторону снующей ребятни, и начинала шумно перетирать челюстями соломинки. Взгляд её крупных карих глаз не выражал ничего, кроме вселенской скуки.
Грядущий день и впрямь не предвещал ничего интересного. Рорикстед, видимо, жил своей обычной жизнью. Селяне уже с рассвета трудились в поле, убирая остатки урожая; их маленькие фигурки виднелись по всему периметру большого земельного надела, расстелившегося прямо за домами, и размежёванного на неровные участки. Из распахнутых окон дома напротив густо тянуло свежей кашей на молоке, слышался звон поварёшек, а в тёмном оконном проёме иногда мелькала женская фигура. По тропинке из узкого прохода между домами сперва появилась стайка серопёрых гусей, следом за которыми, опираясь на сучковатую тросточку вышел пожилой сгорбленный дед. На худых плечах его висел старый вытертый овечий тулуп, а лысую макушку покрывала такая же поношенная шапочка.
Ладонь грела глиняная кружка с ещё тёплым молоком. Бретонка откусывала от свежевыпеченной булки куски, делала глоток из кружки и, жуя, лениво оглядывалась по сторонам, чем напоминала ту одинокую корову. Подобрав полы юбок, она сидела на верхней ступеньке порога таверны, её распущенные волосы чуть покачивали порывы зябкого ветра, дувшего с востока.
Сумка со скромными пожитками лежала тут же на ступеньке. В ней не было ничего ценного, кроме старой колоды карт, но и на неё навряд кто мог позариться. Ещё две колоды поновее для работы, огарок свечи, маленькое карманное зеркальце в деревянной оправе, тряпичный мешочек с игровыми костями. Кожаный кошелёк и ножик висели на поясе.
Дальнейшее пребывание в Рорикстеде девушке казалось бессмысленным. Никому более не были интересны её услуги, впрочем, как и угрозу её тоже не воспринимали. Первые дни местные жители с интересом поглядывали на неё, но, судя по всему, стоящий прямо на дороге город видывал гораздо более занимательных персон, поэтому вскоре интерес к незнакомке пропал.
Дорога на север была отброшена сразу. По рассказам в Солитьюде, там творился полный беспредел, возглавляемый мятежниками, и уж меньше всего Лой хотела попасть в мясорубку гражданской войны.
«Поговаривали, что Вайтран выдерживает нейтралитет...»
Да, Вайтран, столица владений, на территорию которых бретонка уже ступила, казался весьма привлекательным местом. Территориальный центр провинции, стоящий на пересечении почти всех торговых путей. Даже сейчас там должно быть полно торговцев, фермеров, у которых обязательно должны звенеть монеты в кошельках. А их жёны и дочки могут захотеть узнать, что грядущая зима им готовит...

Ветер с поля доносил приглушённые крики — работа шла неладно, селяне спорили, то бросая лопаты и вилы, то снова принимаясь за работу. Небо постепенно рассеивалось, угроза холодного дождя миновала. Хлоя снова взглянула на небо, морща нос и щуря глаза — где-то сквозь прорехи начало проглядывать холодное северное солнце.
Булка была съедена, молоко почти допито. Сделав последний глоток, девушка поставила чашку на ступеньку, глухо стукнув керамическим дном о деревянный настил, встала на на ноги. Пальцы её шустро прошлись по волосам, расчёсывая и убирая их в причёску. Застегнув куртку и закинув лямку мешка на одно плечо, бретонка двинулась по вытоптанной тропинке к широкой, выложенной стёсанным камнем дороге. Ей предстоял не самый ближний путь.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
FriedaДата: Тёдас, 17 месяц Заката Солнца 2015, 23:46 | Сообщение # 12
Палач
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 1816
Статус: На задании
Когда Лорен вышла из своей комнаты, в холле таверны остался только крепко подвыпивший стражник, который лежал лицом на столе и сладко похрапывал. Вермонд, по всей видимости, тоже спал – в своей комнате. За окном протяжно свистел ветер, время от времени швыряя в стекло песок и мелкие камешки. Похоже, снова пошел снег.
Еще накануне вечером, Бри выяснила, что Рекс и его менее рослый спутник, имени которого она так и не расслышала, сняли разные, но соседние комнаты: имперец – ближе к лестнице, а бретон – несколько поодаль. Лорен тихо приблизилась к заветной двери, шагая на цыпочках, чтобы не потревожить скрипливые доски, и замерла. Насколько она могла слышать, в комнате было тихо. Это беспокоило, ведь тишина могла быть признаком как крепкого сна, так и бессонницы. Оставалось только надеяться на первое.
Бри не была невинным ягненком, но кражи со взломом в список ее злодеяний пока не входили. Большинство посетителей таверны, чьи карманы и поклажи ей довелось облегчить, сами приглашали Лорен в свои комнаты и, в некотором роде, были ей обязаны – если не жениться, то хотя бы закрыть глаза на некоторое пренебрежение правами владения. Не то, чтобы ее часто ловили, но когда ловили, совместно проведенная ночь оказывалась довольно неплохим смягчающим обстоятельством.
Сейчас же все обстояло несколько иначе. Бретон явно дал понять, что не желает видеть Лорен в своей комнате, и если она попадется, ситуация может выйти довольно неловкая. Бри сразу попыталась придумать себе оправдание, но ничего убедительного в голову не шло. Хотела предложить согреться? Решила проведать? Как бы то ни было, возникает вопрос о незаконном проникновении, а значит, никакие оправдания и благовидные предлоги ее не спасут.
«В болото сомнения,» - мысленно выругалась Бри. «Риск – благородное дело. А если проснется – дам деру и исчезну на несколько дней. Вернусь, когда они двинутся дальше.» С этими мыслями Бри перевела дыхание и вытащила из сапога нож. Замки в таких тавернах не использовались – все двери закрывались на металлический засовы, которые Лорен за полтора года наловчилась открывать с потрясающей ловкостью. Осторожно поддев край задвижки кончиком ножа, Бри медленно потащила ее вверх.
«Так, только не скрипни,» - мысленно взмолилась бретонка. Задвижка безмолвно поднялась вверх, словно внемля ее мольбам, и отъехала в бок. Лорен легонько надавила плечом дверь и сделала шаг вперед. Ставни были закрыты, а сквозь тонкие щели просачивалось настолько мало света, что бретонка едва могла разглядеть, что перед ней находится. Темные холмики справа – это спит постоялец на твердой кровати, озерцо света на гладкой серой поверхности – это стол, приставленный к стене. А вот пятно темнее самой темноты – по всей видимости, кожаный дорожный мешок, выполненный из коровьей кожи, которая черной кляксой выделялась на выцветших половицах. Лорен приметила этот мешок еще в зале, и теперь спешно приблизилась к своей добыче.
Тащить целиком нельзя – слишком заметно, слишком высока вероятность, что хозяин немедленно отправится к страже, и волна поднятого им негодования рано или поздно приведет блюстителей порядка к Бри. Гораздо надежнее покопаться в мешке и выловить из него только самое ценное – камешек, слиток, кольцо. Что-то маленькое и непримечательно, такое – чтобы хозяин вещицы даже не понял, где и когда именно она исчезла, а потом еще долго задавался вопросом – стащили воры или сам обронил?
С этими мыслями Лорен развязала мешок и забралась в него пальцами. Шерсть, ткань, что-то влажное – наверное, провиант. Вот, косточки пальцев коснулись чего-то твердого. Бри запустила в мешок вторую руку и ощупала предмет с двух сторон. Похоже, она нашла то, что искала – это был небольшой, но довольно тяжелый ларец из полированного дерева.
Правило гласило: бери только самое ценное, поэтому Бри, не раздумывая, вытащила увесистую четырехугольную коробочку из сумки и на цыпочках зашагала к выходу. Всего пара мгновений, и девушка оказалась по ту сторону двери. В коридоре стояла полная темнота, и теперь она двигалась исключительно по памяти. Несколько шагов вдоль стены, проход на первый этаж. Наконец, Бри оказалась возле двери в свою комнату. Еще пара шагов, и вот, она уже в безопасности и, более того, при свете.
Поспешно поднеся коробочку к огню свечи, Бри внимательно осмотрела ее со всех сторон. Отполированное до блеска темное дерево – никаких опознавательных знаков, ни тебе инициалов, ни герба семейства, ни клейма изготовителя. Повертев ларец из темного дерева перед пламенем свечи, Лорен вставила нож между двумя плотно сжатыми половинками шкатулки и поддела крышку. Ее взору представился простенький амулет, выполненный в форме ромба. На лицевой части располагалось изображение звезды, рядом с каждым лучом которой стояла отметка - число или литера. С тыльной стороны, кулон был гладким. Лорен не смогла обнаружить печать ювелира, но изделие, определенно было серебреным.
Бри сосредоточилась на предмете. Иногда, несмотря на скудные познания в магии, ей удавалось ощутить сокрытую в той или иной вещице энергию, но сейчас она ничего не почувствовала. Либо амулет не обладал магической силой, либо сила эта выходила за пределы известных Лорен магических школ. Убедившись в том, что ничего путем медитаций выяснить не удастся, Бри вернула кулон в шкатулку и осторожно захлопнула крышку.
В этот самый момент в коридоре раздался какой-то шум. На мгновение Лорен замерла. Первая реакция любого здорового человека в такой ситуации – ступор. Это рефлекс, доставшийся нам от более примитивных животных предков, - застыть и ждать, что хищник пройдет мимо. Увы, не сработало. Половицы скрипнули под тяжелыми шагами. Еще пара мгновений и дверь загремела под напористыми ударами, от который Бри едва не подскочила на месте.


У нас было 2 Путеводителя по Империи, 5 частей ТЕС, множество артбуков, а также недавно вышедший ТЕСОнлайн и фанфики Киркбрайда. Единственное, что вызывало у меня опасение - это фанфики Киркбрайда. Нет ничего более беспомощного, безответственного и испорченного, чем киркбрайдисты. Я знал, что рано или поздно мы перейдем и на эту дрянь. (с)
 
ChristabelДата: Фредас, 20 месяц Заката Солнца 2015, 12:39 | Сообщение # 13
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании
Издали раскинувшийся на холме Вайтран выглядел великолепно. Заходящее солнце окрасило его ярким светом, словно позолотой, подсветило стеклянные витражи окон ярлова дворца. Город был похож на соломенное гнездо крупной степной птицы, что свила его на самой высокой точке в округе и теперь неусыпно следила за происходящим у подножия. Полукругом от городской стены чернели земельные надели с маленькими сарайчиками и высокими ветряными мельницами, чьи лопасти ветер раскручивали неохотно, с натугой. Урожай почти везде был убран, над землёй высились стога сена и кучки невостребованной ботвы, приготовленной для перегноя. Из-за холмов выныривала серебристой лентой неспокойная мелководная речушка и тут же терялась в каменистых извилинах за фермами.
Но всё это выглядело привлекательным лишь для стороннего путника. Хлоя остановилась, едва преодолев поворот за большим валуном и, оценив открывшийся вид, устало опустилась на высохший ствол поваленного дерева.
«Опять Брума. Низенькие городские стены, деревянные дома, вгрызшиеся в землю. Я, кажется, даже вижу отсюда эти скамповы резные коньки и пьяные нордские рожи».
Нет, какими-то расистскими предрассудками бретонка страдала мало. Она выросла в многонациональной провинции, в которой все относились друг к другу терпимо. Относительно. Относительно Хаммерфелла, Валенвуда, Хай Рока... И теперь уже Скайрима. Любопытно, но именно здесь её впервые назвали бретонским отродьем. Ругательство тогда в её адрес выплюнул какой-то плешивый норд, ютившийся меж старых бочек за таверной Солитьюда. Из одежды на нём были лишь какие-то вытертые до дыр обноски, из чего Лой сделала вывод, что норд не имел ни кола, ни двора и влачил нищенское существование. Тогда она криво усмехнулась ему и презрительно сплюнула под ноги. У неё тоже нет дома, нет туго набитого кошелька и её никто не ждёт. Но она не голодает и всегда найдёт себе крышу над головой и койку на ночь. «А ты сиди здесь. Сиди и корми злобу, пока не сдохнешь. А я буду жить».

В город бретонка попала когда уже над Скайримом расстелилась ночная тьма. На улицах было ещё довольно людно: лавочники и ремесленники закрывали свои магазины, сворачивали товар. Из здания кузницы, расположившейся по правую руку от городских ворот, вышла молодая женщина, смуглокожая, подтянутая, с резкими, но приятными чертами лица.
-Лавка закрыта, - бросила женщина незнакомке, заметив её внимание к своей персоне. - Приходите завтра с утра.
Она ещё немного задержала взгляд на девушке, отмечая, видимо, про себя, что той могли быть и не интересны её услуги.
-Да я так, - пожала плечами Лой, улыбаясь. - Не подскажете, где здесь есть приличная таверна?
Почему-то на слове «приличная» лавочница едва заметно хмыкнула, но не стала заострять внимания.
-У нас все таверны неплохие. Загляните в «Гарцующую кобылу», это прямо по дороге, - она коротко махнула рукой в сторону, противоположную от ворот и, получив слова благодарности, сама двинулась в том направлении.

В таверне было тихо. Посреди просторной залы ярко пылал огонь — кострище было выстроено прямо в полу. По периметру тянулись деревянные приземистые лавки, но они пустовали. Напротив входа на единственном приличном креслице сидел молодой норд. В ногах его стояла массивная деревянная лютня, выкрашенная в яркие цвета. Бард, положив локоть на подлокотник и подперев рукой щёку, лениво тренькал пальцами свободной руки по струнам. Нижнюю губу он в задумчивости зажевал и, кажется, вообще не обращал внимание на происходящее вокруг.
А вокруг ничего и не происходило. Хозяйка таверны, уже немолодая, но ещё яркая рыжеволосая женщина, скучала за прилавком, напротив неё на стуле спиной к двери сидел ещё один мужчина. Торс его был закован в какие-то старенькие невзрачные доспехи, длинные светлые волосы были убраны в хвост. Лой невольно отметила про себя, что его оголённым рукам не хватает мышц.
В каждом углу у двери было выставлено по столику и они пустовали. За один из них бретонка и присела. Столик был маленький, рассчитанный на пару человек и скромный ужин в пару тарелок и кружек. Посреди на столешнице стоял подсвечник из козьего рога, заполненный затвердевшим жиром. Фитилёк, погружённый в него, едва тлел.
Чуть дальше за лавками был ещё один стол, но за ним устроилась компания редгардов. Один из них выглядел совсем паршиво: старый, худой, одетый в дырявые тряпки, которые и одеждой-то назвать язык не поворачивался. Был он уже далеко не молод и, кажется, уже мертвецки пьян. Его тщедушное тело развалилось на стуле, одна рука протянулась через весь стол, вторая же безвольно свисала вниз. Затылок его упирался в белёную стену, а распахнутый рот изрыгал заливистый храп.
Рядом с ним сидел мужчина на вид гораздо моложе, но такой же щупленький. Рассмотреть его более детально Лой не могла, так как он сидел к ней спиной.
Третьей в компании была молодая редгард с остриженными ровно под мочку уха вьющимися волосами. На ней была простая сорочка, щедро демонстрирующая изящную смуглую шею и красивые плечи, короткий рабочий сарафанчик и заляпанный пятнами жира передник. Под его завязки была заткнула старая тряпка.
-Садия! У нас посетители!
Зычный окрик заставил бретонку вздрогнуть. Пошевелилась и редгард — она, наконец, оторвалась от своей компании и, обратив своё миловидное личико к гостье, направилась к ней.
-Что будем заказывать? - Без нотки заинтересованности устало спросила женщина. Голос её при этом был низким, бархатистым, ласкающим слух.
-Сперва комнату, - вежливо улыбнулась бретонка. - На пару ночей, а там как пойдёт. И что-нибудь поесть и запить.
-Комната — это к Хульде, - редгард кивнула в сторону хозяйки таверны. - Из горячего у нас есть луковый суп с картошкой и свежий хлеб. Запить могу принести пива, вина, мёда. Есть что и подороже.
-Воды. Или молока.
-Молока, так молока, - всё также безразлично пожала плечами Садия и скрылась в проёме кухни.

После трапезы Хлоя решила немного продемонстрировать свой товар лицом. Посетителей за прошедшие полчаса не стало сильно больше, но она всё-таки рискнула на освободившийся от тарелок стол выложить одну из колод карт. Она так делала едва ли не всегда, попадая в новое место. Выбирала постоялый двор пооживлённей, приглядывалась к присутствующим. Если среди них присутствовали женщины, она незамедлительно извлекала карты и начинала перфоманс. Было достаточно раз или два сделать расклад, желательно медленно, демонстративно переворачивая каждую карту и с серьёзным видом вглядываясь в неё. Клиенты находились сразу. Один или два. Если повезёт, то сразу несколько, что могло обеспечить ей безбедное существование на несколько недель вперёд. К сожалению в Скайриме каждая вторая женщина, посещающая таверну, имела угрюмый вид и носила с собой клинок едва ли не с себя ростом, который заставлял усомниться в заинтересованности своей хозяйки в предсказаниях.
«Такая сама тебе напророчит что-нибудь. Например, скорую смерть».
Но сейчас Лой всё-таки решилась. Денег почти не оставалось, надо было заработать хотя бы пару десятков септимов. Раскладывая карты, она тайком оглядывала собравшихся в таверне и с неудовольствием заметила, что на неё смотрит один из редгардов, сидевших за отдельным столиком. Тот самый, чью спину она только и видела. И почему-то ей показалось, что смотрит он на неё уже давно.
Увидев карты, сидящий теперь вполоборота юноша, дёрнул уголком губ, не скрывая усмешку. Выждав ещё пару минут, пока бретонка закончит, он поднялся со своего места, пересёк залу и опустился на стул напротив девушки. Та сделала вид, что не обратила на него внимания, хотя внутри уже успела напрячься. Таких людей она давно научилась выделять из толпы. Неприметные, но всё сразу подмечающие, бесшумные, но слышащие больше, чем другие. Вор или мошенник. Как она сама.
-Играешь? - Редгард улыбался.
Лой подняла на него взгляд, посмотрела спокойно, оценивающе.
-Гадаю, - немного с вызовом ответила она. - Хочешь, тебе погадаю?
Ответ был известен, и юноша и впрямь снова усмехнулся.
-Меня не интересует будущее. Только настоящее, - он поддел пальцем одну из карт. - Может, всё-таки сыграем?
Бретонка ревниво сняла с его пальца карту, сгребла их в кучу, собираясь снова вернуть в мешок. Заработать сегодня, кажется, не удастся.
-Я не играю на деньги.
-А на что играешь? - Не унимался редгард.
-На интерес, - она, наконец, сформировала колоду или зажала её в ладонях. - У тебя есть какой-то интерес?
Губы мужчины растянулись в улыбке, мелькнули белые, не очень ровные зубы.
-Допустим, есть, - глаза его блестели в свете настольного светильника.
-Допустим, - согласилась лой; она прижала карты к груди и, облокотившись на стол, подалась чуть вперёд. - А какой интерес можешь предложить мне ты?
Улыбка редгарда стала ещё шире.
-Ну-у... - Подчёркнуто разочарованно протянула девушка и убрала карты в мешок. - Выходит, наши интересы не совпадают.


Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
Sangwin_KastavДата: Лоредас, 21 месяц Заката Солнца 2015, 02:53 | Сообщение # 14
из Киски
Группа: Ассасин
Душ Ситису отправлено: 1202
Статус: На задании
Из глубоких дум, уже много лет являвшими собой обыкновенное состояние Рейнила, данмера вывел зычный голос хозяйки "Кобылы", окликнувшей разносчицу - молоденькую редгардку. Пустым безразличным взглядом он проводил ее на удивление чистый передник, пересекавший залу. Уловив какое-то изменение в общей картине гостиничной суеты, этот алый взгляд вдруг приобрел осмысленность и с интересом сфокусировался на одном из столиков, пустовавшим до недавнего времени. Объектом заинтересованности Рейнила оказалась молодая бретонка. Одета она была подобно остальным обитателям Вайтрана, да и на внешность была хоть не уродина, но и не являла собой идеала красоты, в понимании Рейнила. На пару мгновений он задумался: чем эта, на первый взгляд заурядная, личность привлекла его внимание? В толпе он не отличил бы ее от обыкновенных скайримских обывателей, но... Взор Рейнила упал на темную тушку походной котомки, ютившейся у ног девушки, - точно такой же, как его мешок, только более тощая. Бродяга, странница, как и он сам. Вняв проснувшемуся любопытству, данмер наблюдал за девушкой. Пристальным взглядом живых зеленых глаз она бегло обвела присутствующих, коих, к удовольствию мера, поубавилось. Ее очи приметили каждого, кто находился здесь, но на Рейниле даже не задержались. Он умел быть незаметным - он был незаметным, а щепотка нежной, податливой магии превратила его вовсе в пустое место. Снисходительная улыбка тронула тонкие губы мера, когда он увидел в тонких пальцах бретонки игральные карты. О да, теперь эльф понял, почувствовал, чем было вызвано его любопытство к пришелице. Словно в подтверждение его мыслей, зеленоглазая, напустив на себя самый таинственный, загадочно-манящий вид, принялась медленно, словно во сне или подобии транса, раскладывать карты. Гадалок, ворожей, самозваных деревенских ведьм и мелких магичек Рейнил на своем веку повидал не мало, но в большинстве своем они отторгали эльфа своей показной "силой", чрезмерной гордости и напускной важности - эти мнили себя настоящими чародейками, не имея, впрочем, и десятой части таланта, которым так гордились. Нет, это бретонка подавала себя иначе, грамотнее. Наблюдавшему со стороны, чуткому магу все было ясно, но обыватели велись на чуть прикрытые веки, тихий, внушающий трепет, голос... Завораживающий, магический.
- А ведь она и вправду привораживает,- не разжимая губ прошептал данмер, наблюдая за подсевшим к девушке редгардом.
Перекинувшись парой фраз с гадалкой, мужчина встал из-за стола и с кисловатой миной удалился за другой стол, в компанию своих сородичей. Не напрягая слух, Рейнил, кажется, понял основной мотив их краткой беседы.
- Иллюзии и развитая харизма,- прошептал данмер.- Удачная смесь.
Его похлёбка давно остыла, а кружка опустела. Глянув на полупустую миску с супом, мер отставил ее в сторону. Легко, практически бесшумно поднявшись из-за стола, он направился к освободившемуся стулу за столом гадалки. Нет, Рейнил не верил в предсказания. Ему было интересно ее сознание, интересна исходившая от нее аура - такая... Рейнил на ходу прикрыл глаза, что не помешало ему не врезаться в проходящего мимо постояльца. Про себя мер окрестил ее аквамариновой.
«Точно,- подумал он удовлетворенно.- Такая аквамариновая аура».
Данмер сел, откинулся на спинку старого стула, которая даже не скрипнула. Рядом негромко стукнул об пол посох, а котомка сползла вниз, к ножкам стола, в компанию сумки зеленоглазой.
Данмеру показалось, что он ощущает легкое покалывание в кончиках пальцев, когда ладони его опустились на щербатую столешницу.
- Вы предсказательница, верно?- Голос его звучал тихо, но вкрадчиво. И дружелюбно настолько, насколько это было возможно.- Вы можете заглянуть в мое будущее?
Слова должны были прозвучать как обыденность для нее, но Рейнил желал, чтобы скрытый смысл, вложенный им в эти звуки, дошел до девушки в точности.
«Я надеюсь на интересный разговор», - говорили глаза данмера, глядя в очи девушки. На миг эльф заметил аквамариновый отблеск в изумрудной пучине, и улыбка тронула тонкие губы.
Разумеется, Рейнил понимал, что разговоры разговорами, но ритуал есть ритуал. Придется заплатить. Эта мысль выбивалась из общего настроения мера, портила момент - он пометил ее в голове как нежелательную и отложил до поры, полностью отдаваясь мыслям о предстоящем контакте.
 
ChristabelДата: Лоредас, 21 месяц Заката Солнца 2015, 13:04 | Сообщение # 15
Тень
Группа: Слушатель
Душ Ситису отправлено: 4417
Статус: На задании


Добавлено (21 месяц Заката Солнца 2015, 13:04)
---------------------------------------------
Лой уже почти убрала карты в сумку. Уже почти поднялась со стула. Но тут появился он. Откуда взялся мер — зашёл ли с улицы или сидел здесь уже довольно давно - бретонка не знала, да и не было ей это интересно. Настроение было не то чтобы испорчено... Но предыдущий собеседник умудрился с нужного настроения сбить.
Считается, что для ритуала нужно полное душевное спокойствие, физическая и умственная расслабленность. Это звучит справедливо и разумно - для любого магического действия нужна сосредоточенность. Но Лой не обращала на это внимания. Главным для неё было настроение, даже какая-то вера в себя, в те мистические манипуляции, которым она предавалась, раскладывая карты. В такие моменты не только клиент, она сама верила в то, что делает. Но это случалось довольно редко.
Новый клиент, кажется, был настойчив. Он не спросил разрешения сесть, хотя от него и не веяло нахальностью, как от редгарда, смотрел прямо, без эмоций, но пристально, словно изучал. Словно...
Девушка бросила беглый взгляд на одежду и то барахло, что мер приволок к её столу. «Странствующий чародей», - сделала она вывод. Такие много путешествуют в одиночестве, видели не один город, а то и не одну провинцию, но совсем не похожи на таких, как она. Хлоя и подобные ей нитью вплетаются в узор жизни нового посещённого города, становятся ещё одним цветным стёклышком в витраже. Пусть и не надолго. Этот же незнакомец будет сторонним наблюдателем. Он займёт позицию в тёмном углу, как, вероятно, и в этот раз, будет наблюдать и оценивать происходящее. Зачем? Она не знала. Но знала, что уже через пару дней он снова снимется с места и пойдёт дальше. Наблюдать, изучать, собирать.
«Я это тебе и без карт скажу, драгоценный», - одними губами улыбнувшись эльфу, подумала бретонка. Но вместо этого ответила:
-Я не заглядываю в будущее. Я читаю то, что знают карты. Один вопрос будет стоить пятьдесят септимов. Подробный расклад — сто.
Разумеется, её услуги стоили гораздо дешевле. Но сегодня ей не хотелось становиться объектом чьего-то непрошеного анализа и умозаключений. А незнакомец, подсказывало чутьё, к тому и вёл. Не раз к бретонке подсаживались общительные интеллектуалы, готовые за свои же деньги рассказать ей о её неподобающем образе жизни, обмане, попытаться выковырять детали прошлого, чтобы рассказать о причинно-следственных связях её настоящего.
Уже даже от этих мыслей Лой почувствовала во рту кислинку и поморщилась.
И чтобы отвадить подобных клиентов, она решила заламывать цены. Мало кто соглашался выложить кругленькую сумму только за то, чтобы поболтать. Тем более не о себе. И даже если ей предстоял полный разнос со стороны словоохотливого психоаналитика, Хлоя не обращала на это внимания, ведь кошель на поясе теперь приятно оттягивали тяжёлые золотые монеты.




Съешь ещё этих сладких рулетов, да выпей скумы.
 
The Dark Forum » Ролевые игры » Романтики с большой дороги » ИГРА
Страница 1 из 212»
Поиск: