Приветствую Вас Призрак | RSS
Главная » 2014 » месяц Восхода Солнца » 10 » Вайтранский маньяк. Глава Пятая: долгий путь к "Семье"
20:21
Вайтранский маньяк. Глава Пятая: долгий путь к "Семье"
Автор: Консервная Банка (Банка) с рыбой
Беты (редакторы): Безликий
Фэндом: The Elder Scrolls V: Skyrim
Пэйринг или персонажи: Орк-бард, Суровые скайримцы, Темное Братство
Рейтинг: PG-13
Жанры: Джен, Юмор, Фэнтези, AU, Стёб
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, ОМП
Размер: планируется Миди
Статус: в процессе написания
Описание: про сложные взаимоотношения душечки барда-орка и суровых скайримцев, и про то, как он нашел оплот, убежище и теплоту в ТБ. Но не спасся от насмешек.
Посвящение: Хассири и всему населению сайта http://darkbrotherhood.my1.ru И моей музе - Безликой!
Публикация на других ресурсах: где хотите, но скиньте мне ссылку.
Примечания автора: на этот бред меня подбила моя знакомая Хассири.)) Это мой первый опыт в написании прозы. Так что не заворачивайтесь в поисках смысла в этой работе. Я просто вылила свое наболевшее и если что, во всем этом бреде виноват господин Шеогорат.

- Чтоб ей икалось! Ишь, тайное место нашла, ассасин недоделанная! – рычал разъяренный Угроб’Ил, выливая из огроменных сапогов грязную, мутную и смердящую болотную жижу. Та с обиженным шипением выливалась на грешную береговую землю, за ней следом, виляя хвостом, из сапога вывалилась на свет несчастная рыбка.

- Чего уставилась?! - попытался вылить свое негодование на ни в чем не повинную животинку орк.

Но рыбка тоже оказалась не лыком шита: она не только не ответила своему обидчику, а также умудрилась презрительно сложить хвостом Угробу фигу. Затем хлопнула этим же хвостом по земле и скрылась в воде (благо водичка была совсем близко), оставив вспыльчивого орка дальше задыхаться своей злобой.

А орку была на что жаловаться… Пусть он и не показал Астрид своего недовольства насчет не слишком приятного пробуждения в грязном, пыльном домике, на старой прогнившей кровати, на таком же матрасе. Да и еще эта дыра, зовущаяся «тайным местом», находилась один Дагон знает в какой перди. А теперь он должен по воняющему болоту переться даэдра знает кому на кулички. И от чего радоваться Певучану?

Вылив всю воду и выпустив пар, Угроб отдышался и потер рукой многострадальную пятую точку, за которую его умудрилась цапнуть рыба-убийца, известная придирчивым выбором будущей жертвы. Но Угроб все-таки умудрился отбиться от агрессора. Однако наглая рыбина все еще продолжала следить за орком, в надежде, что тот все-таки вернется в воду. Вот и сейчас ее глазенки внимательно наблюдали за Певучаном. Тот заметил пронизывающий взгляд и невольно вздрогнул. Ему показалась, что «рыбка» облизнулась. Чем Сангвин не шутит… Поэтому Угроб поспешил ретироваться подальше от мутной водицы. От беды, так сказать…
- Я из тебя в следующий раз уху сделаю! – погрозил напоследок кулаком Угроб, обломав все надежды на сытный обед опасной рыбке.

Осмотревшись на месте (интересно ведь, куда тарабанила его эта противная женщина), Певучан достал из-за пазухи помятую, очень грязную, но все же карту Скайрима, затем долго оттирал от комков грязи свое сокровище. После недолгих манипуляций, орк приступил к разработке маршрута. Сперва Угроб’Ил некоторое время, матерясь и отбиваясь от комаров, бродил по болоту (исключительно по относительно безопасным островкам, повторять свой прошлым опыт с рыбой-убийцей не хотелось) в поисках пня или какого-нибудь бревна с мхом. Орк хорошо помнил, что этот мох должен был расти с северной стороны…
Наконец-таки, найдя искомое, Угроб с кряхтением уселся на несчастный пень, затем посмотрел в карту и присвистнул от удивления и возмущения: пилить до Соснового бора придется порядочно, ведь занесло его почтина другую часть Скайрима.

Да, путь предстоит долгий и трудный… Морфальская земля полна древних курганов с толпой довольно агрессивно настроенных драугров, которые только и ждут зазевавшегося путника темной ночью, чтоб сожрать его за милую душеньку. Еще поговаривали, что в этих окрестностях просто кишмя кишат вампиры. (Только их еще не хватало! Итак комары житья не дают!)

Но самая большая головная боль – это сам Морфал, а точнее говоря, его правительница - ярл Идгрод Черная (мало кому известно, но дословно ее прозвище – Идгрод Старая Карга). Да и жители этих краев не очень-то любили и жаловали кузнеца. Вот такие бяки они… А все из-за одной неприятной истории приключившейся здесь с Певучаном. Ее орк старался лишний раз не вспоминать, но вряд ли местное население во главе с ярлом следовали примеру Угроба.
И вот, бедный орк обдумывал свое поведение в городишке (назвать эту, эту… деревню, так будет точнее, полноценной столицей владения просто язык не поворачивается). А именно какую лапшу на уши он будет вешать страже, если та прицепится. А она прицепится, в этом Угроб почти не сомневался, чтоб их Дагон в Обливион к себе забрал. Так же надо будет выпытать у местного населения точную дорогу к Фолкриту, а то орк не совсем доверяет этой карте (благо окрестности Морфала кузнецу были знакомы, ибо он не раз тут прятался от разъяренных обитателей сих краев).

Почему не доверяет? Все до боли просто: вот он знает, что эта малюсенькая тропка, возле вон того кургана ведет в самые гадкие и недружелюбные болотные топи. Там в свое время немало народу сгинуло. А карта утверждает, что там стоит нехилое такое поселение. (Невнимательный Певучан пропустил малюсенькую пометку в самом нижнем углу куска пергамента: «Сие творение было начертано во вторую эру в месяц Огня и Очага»).

Незадачливо почесав свою довольно отросшую темноволосую шевелюру, Угроб свернул свои сборы и решил-таки попытать удачи в Морфале. У фортуны на данный момент было довольно странное настроение: задом к бедному Певучану она поворачиваться, кажись, не собиралась, но вот хищный оскал на ее морде тоже как-то не вдохновлял на подвиги и радость. Но Угроб никак не мог видеть лица удачи, как и ее саму. Поэтому сейчас, громко хлюпая мокрыми сапогами, которые грозились вот-вот развалиться по шву, целенаправленно шествовал к пункту своего назначения.

Без легких и незадачливых приключений не обошлось. Спугнув по дороге парочку морозных пауков, кузнец прошлепал босыми волосатыми ногами ко входу в город (проклятые сапоги высказали свое недовольство местными дорогами громким «чпок» и распадением на лоскутки кожи).

Но опасения по поводу стражей были напрасны. Доблестные сторожа обходили орка стороной, старательно делая вид, что окрестный пейзаж намного интереснее одинокого промокшего, грязного орка, вполне знакомой бандитской наружности. Они лишь изредка бурчали что-то себе под нос, косясь в сторону Угроб’Ила. Сам «бандит» отвечал им тем же. Неторопливой походкой от бедра он решил дойти до одинокой местной таверны (хотя… какая это таверна? Обычный кабак).

Как оказалось, не зря фортуна так злобно сегодня ухмылялась, хитро потирая ручонки, в предвкушении хорошей потасовки. Древний, вследствие чего гордый до невозможности ребенок Акатоша, тобишь Дракон, пролетавший мимо Морфала, не проникся настроением местных жителей. Посему он решил нанести неожиданный визит и слегка повеселиться, ведь в дороге ему стало внезапно скучно и тоскливо… Он знал, что простые смертные, обычно презрительно игнорируемые или безжалостно уничтожавшиеся, могут все же неплохо поднять настроение.

Ящер с утробным рычанием спикировал с небес в мирно копошившийся городок и навел там настоящий хаос! Он методично и плавно, с видом вдохновленного творца, поджигал дома, когтями срывал с них покрытие и бессовестно раскидывал по улицам. Взлетал в небо и снова, и снова кидался в город. В общем, безобразничал, как только фантазия ему позволяла. Но одно можно отдать должное ящеру, он все же не пытался кого-то специально убить. Дова весьма реалистично порыкивал, делая вид, что хочет куснуть за всевозможные части тела, до которых сможет дотянуться.

И все же, простой люд не оценил такого драконьего великодушия! Народ со всех ног норовил смыться от мерзкого «обливионовского отродья». По началу люди, глядя на то, как шалит ящер-переросток, с застывшем в горле воплем ужаса оцепенели на месте. Затем дружно вспомнили, что они, давеча, готовились к подобному раскладу дел. И потому, во весь дух поскакали в заботливо приготовленные бомбоубежища, вернее говоря, в драконоубежища.

Лишь храбрые стражники, верные своей присяге, которую давали в хорошем «тепленьком» состоянии, пытались как-то регулировать порядок. Дико сквернословя, поминая всех родичей Дракона, они судорожно сбились в кучу, имитирующую гордое боевое построение. Выходило не очень. И, уязвлено плюнув на это, бросили неблагодарное занятие под оглушительный рев Дракона, который просто покатывался со смеху, глядя на мельтешение людишек. Солдаты рассыпались в стратегическом беспорядке, вытащили невесть откуда взятые луки и начали прицеливаться в нахала.

Дракону резко стало не до смеха. Пусть стрелы и не представляют особой угрозы (вряд ли найдется идиот, снабжающий бедную, как церковная мышь, стражу зачарованными стрелами), но они могут поцарапать до блеска отполированную песком алую, точно кровь, чешую. Посему ящер устроил целое акробатическое представление, лихо уворачиваясь от летящих в него снарядов. Так же расслабиться дитю Акатоша не давал местный маг, который кидался в бедного Дракошу фаерболами, устроив тому настоящую ковровую бомбардировку.

Но Дова не слишком проникся оказанным его персоне всеобщим вниманием, он обиженно зарычал на простых, но смелых (а может глупых) смертных. Затем рванул в небеса, завис над домами и взмахнул могучими крыльями в сторону агрессоров. Вызванный пылевой вихрь снес с ног всю братию и сбил их прицел. Братия не смогла подняться на ноги, а храбро побросала оружие на землю и упорно поползла в сторону убежищ. Один даже предпринял отчаянную попытку пробраться в драконоубежище, но какая-то гнусная сволачь, запершись с другой стороны, не пускала. С криком: «Занято!» стражнику дали хорошего пинка и показали средний палец. Но, не смотря на данное недоразумение, все живое в Морфале попряталось. Или так было только на первый взгляд?

Дова удовлетворенно хмыкнул, глядя на учиненный погром. О, он хорошо повеселился, а теперь с чистой совестью можно лететь восвояси по своим драконьим делам. Но тут его цепкий взгляд высмотрел на развороченных улицах одинокую фигуру. Она так сиротливо стояла посреди опустевших местных дорог. Ящеру, ясень пень, это не очень-то понравилось, он тотчас спикировал на чудом уцелевшую крышу и, дико зарычав (для пущего эффекта) на незнакомца, обратился:

- Тебе, смертный, особое приглашение нужно?! – в эту фразу Дракон вложил всю свою ярость, дабы напугать незадачливую жертву.

Но жертва, по всей видимости, не собиралась бежать с визгом и трусливо прятаться. Мало того, она пренебрежительно фыркнула в сторону Дова и демонстративно повернулась к тому задом.
Такую наглость Дракон не мог оставить без внимания. Он перелетел на крышу другого дома и присмотрелся к наглецу, прежде чем предпринять попытки наказать засранца. Разглядев что-то, ящер впал в глубокий ступор. Фигура оказалась орком. Шестеренки в голове Дракона отчаянно скрипели: почему эта морда ему так смутно знакома? Ящера тотчас резко переклинило, ох, как же ему не нравился результат размышлений. Чешуя Дракона вмиг поблекла и начала осыпаться, сам Дова весь как-то съежился и с диким криком рухнул с крыши. Будто позабыв азы левитации, Ящер прополз пару метров и забился в угол неприметной улочки, прижался к нему и принялся мелко-мелко дрожать. Увидав, что медленно, но уверенно навстречу топает орк, Дова заметался и заорал что было силы что-то на своем языке, наверное, молитвы. Затем, не найдя иного выхода, героически упал в обморок и больше не шевелился. Позже местный маг констатировал инфаркт миокарда, то есть разрыв сердца на нервной почве.

Удивленный поворотом событий, народ медленно выползал из всевозможных укрытий и боязливо собирался у тушки мертвого Дракона. Лишь самые отчаянные «смельчаки» решились подкрасться к мертвяку и хорошенько его пнуть, чтобы с испугом отскочить назад под всеобщий хохот.

Вскоре все решили праздновать нежданное избавленье от подлого узурпатора. Радостная толпа подхватила обалдевшего Певучана, а это был именно он, на руки и пронесла по улицам прямо во дворец ярла. Старая Карга, лыбясь в 32 зуба (или сколько у нее там осталось?), весьма радушно приняла Угроба, загнав того в еще больший ступор. Она полдня трясла крепкую лапищу орка, распинаясь в благодарностях, а затем втюхала нехилую награду и благородно простила все прегрешенья.

Угроб был просто вне себя от радости, когда наконец-таки выбрался на долгожданную свободу к свежему воздуху. В затхлом дворце он себя чувствовал себя не в своей тарелке, настроения не поднимали и чьи-то потные ручищи, постоянно его лапавшие. Зато ему простили все прошлые делишки, тут орк довольно заулыбался. Уточнив у людей дорогу к Фолкриту (карту Певучан выкинул в канаву), Угроб снова отправился в долгий путь.

Но и тут приключения не обошли его стороной, точно орк тянул их магнитом против воли. Путь преградили бандиты. Бандиты – бич всего Тамриэля. Они еще противней жуков, которых травишь и травишь, но вытравить никак не можешь. Стоит какому-нибудь Герою разгромит одну банду, как на ее месте возникает новая! Вот и Певучана встретила с распростертыми объятиями традиционная шайка головорезов: шестеро накачанных валунов с отсутствием всякой мысли в черепной коробке, в потертых от времени и сырости кожаных доспехах с огромными топорами, мечами и ножищами. Рядышком ошивался и седьмой валун, судя по тому, что он был крупнее остальных особей и намного глупее – это был главарь. Вожак тут же подошел к молчавшему до сей поры Угроб’Илу и пробасил, протянув грязную с нестриженными ногтями лапищу:

- Денюжки на бочку!

Только Певучан хотел ответить бандиту, указав точный адрес, куда бандит мог засунуть и свою руку, и свою бочку, но за него все решил довольно неожиданный случай. Один из подчиненных, явно желая выслужиться перед начальством, уже на всех порах несся к орку. Но малюсенький дорожный булыжник, примерно метр на метр, внезапно возник на его пути. Естественно, косоногий герой налетел на него и, совершив пару воздушных пируэтов, стремительно приближался к земле. Падая, он случайно зацепил кулаком одного из своих товарищей. Прилично так огрел! Товарищ в долгу не остался и ответил обидчику звонкой оплеухой. Началась хорошая свара…

- Шо ж вы делаете, троллевы дети?! – взревел вожак, вмиг позабыв и про орка, и про требованную дань. Главарь бросился разнимать драчунов, но от всех усилий было мало прока. Наоборот, один из драчунов в азарте залепил начальнику в глаз. Тот сильно обиделся… Момент – уже бились трое идиотов. Вдохновленные коллективной дракой оставшиеся члены банды присоединились к всеобщему веселью. Угроб’Ил Певучан остался в гордом одиночестве, но совсем не огорчился. Поэтому, не дожидаясь окончанья драки, орк по-тихому свалил.

Остальные дни путешествия кузнеца прошли довольно тихо и мирно, не считая пары голодных волков, с которых орк быстро спустил шкуру.
Просмотров: 303 | Добавил: Консервная_Банка_с_Рыбой
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории раздела
Апрельский Драбблотон [6]Июльский драбблотон [3]
Радио TES [8]
Меню сайта
Мир
Случайная картинка
Последние темы на форуме
  • Реальные наёмные убийцы (16)
  • Глобальная флудилко, часть 2 (5991)
  • Пробуждение Тёмного Братства VI (432)
  • Мини-чат
    Наш опрос
    Сюжет каких организаций Скайрима вам понравился больше всего?
    Всего ответов: 297
    Друзья сайта
    Tales of Tamriel TES IV Oblivion Modding Всё для Elder Scrolls V: Skyrim, Дополнения, статьи, и многое другое!
    Статистика

    Посетителей всего: 1
    Призраков: 1
    Местных жителей: 0